Куратор Гео Лерос привозит в Киев знаменитых уличных художников со всего мира. Муралы, которые они рисуют, одних восхищают, других возмущают. Фэшн-директор Buro 24/7 Татьяна Кремень узнала, чего еще ждать украинской столице.

 

Я посмотрела в фейсбуке — мы с тобой знакомы с 2011 года.

Пять лет.

Помню, что пять лет назад в моем магазине "Пюре" продавались твои вещи.

Да, когда я занимался одеждой.

Как получилось, что ты занимаешься муралами в Киеве?

В какой-то момент мне стало мало одежды — в плане развития этого было недостаточно. Я купил камеру и начал снимать. Поехал учиться в Berlin Film Academy. В Лос-Анджелесе снимал фильм про human trafficking. После этого меня пригласили в Киев снять документальный фильм про реформы в полиции. И так как я уже возвращался в Украину, точнее сомневался — вернуться или нет, — я подумал, что нужно что-то сделать монументальное. И запустил этот проект.

Один из первых ваших муралов был на бульваре Леси Украинки. Он вызвал кучу неоднозначных отзывов, многие его плохо приняли. Как вы критику перенесли?

Критика есть всегда. Если слишком много обращать на нее внимания, толку не будет. Много хороших проектов загибаются из-за критики. Люди думают: столько недовольных, зачем этим заниматься.

Гео Лерос: "Мы на 80 процентов договорились с Бэнкси"

Сколько уже работ в Киеве ты сделал?

Около сорока.

И сколько будет еще?

Около восьмидесяти.

В какие сроки?

В этом году.


Масштабно. А кто будет рисовать?

У нас на сайте полный список, и там все топ-топ-топ. Джей Ар [JR, французский фотограф и художник, большая звезда стрит-арта] должен приехать в сентябре.

А что он будет делать? Есть уже наброски, место?

Мне бы очень хотелось договориться, но там частная территория, "Глобус", вот эта зеркальная часть на Майдане. Было бы круто. Джей Ар же не рисует, он печатает, там было бы хорошо.

А Аниш Капур? Он что будет делать?

Я про это давно думал, еще с Лос-Анджелеса у меня эта идея была. С Капуром удалось через одного очень известного американского актера связаться, и вот недавно мне написали и подтвердили — да, он сделает работу в Киеве. Через три недели буду в Штатах, тогда станет ясно, какой именно она будет. Хотелось бы что-то такое, как в Чикаго.

Где ты берешь деньги на эти работы?

Самое тяжелое было сделать первую. У нас опыт с меценатами и благотворительностью в стране довольно колкий. Люди отдают деньги и не понимают, что, куда и как оно ушло. Наш подход в том, что многих меценатов мы даже вовлекаем в работу. Мы не берем деньги, мы скидываем информацию, когда нужно организовать перелет художнику, скидываем накладные на подъемник, на краску. Меценат сам может это сделать или кому-то поручить, по желанию. Бюджет одной работы — от 2 до 4 тысяч долларов.

Как ты на этом зарабатываешь?

Пока никак. Но я уверен, что в ближайшие полгода будут проекты за пределами Украины, с помощью которых можно будет весь этот опыт монетизировать.

Почему вы изначально на центре города концентрировались?

Цель была сделать туристический пеший маршрут. Турист, который приезжает в Киев, не поедет гулять на Троещину. У нас там постоянно краски крадут... К художнику подходят, кричат на него.

То есть агрессия имеется?

Да, в районах постоянно такие проблемы. Плюс туристы все в основном в центре. Сейчас же мы решили сделать более лаконичную историю с проспектом Бажана и до центра. Мы там планируем около 40 работ.

Я видела, фотография работы Эрнесто Маранже собрала 50 тысяч лайков.

[Гео выложил в фейсбук фото нового мурала, пообещав, что автор нарисует по работе в каждом районе Киева, если она соберет больше 50 тысяч лайков. — Прим. Buro 24/7].

Больше собрала, 55 тысяч.

Гео Лерос: "Мы на 80 процентов договорились с Бэнкси"

Эрнесто будет рисовать?

Я его поймал на слове. Дело в том, что в Америке процесс социальной активности другой: если ты топ-актер или топ-музыкант, все, что бы ты ни выложил, сразу пользуется бешеной популярностью. А художникам сложнее. Я говорю: давай соберем пятьдесят тысяч лайков, и ты приедешь снова в сентябре. Он: да не будет никогда пятидесяти. Спустя некоторое время я отправил ему скриншот, и он офигел, говорит: ну ладно, я в сентябре приезжаю.

А сколько у нас районов?

Сейчас скажу... Печерский, Днепровский, Святошинский... Какой еще...

Короче, вполне реально. А как ты связываешься с художниками?

Некоторым Вова пишет, у нас в команде Вова из "Інтересних Казок" [украинский дуэт уличных художников. — Buro 24/7]. С Эрнесто Маранже еще год назад договорился. С ним вообще история интересная: он разрешил мне рассказывать. Эрнесто начал рисовать года два назад. До этого он сидел в тюрьме — то ли из-за наркотиков, то ли из-за чего-то еще его посадили. Он начал срисовывать шрифты, какие-то тени, а когда выпустился, государство оплачивало ему полгода учебы, где он захочет, — столяр, механик, все равно. Он выбрал художественную академию и начал рисовать.

"Інтересні Казки" будут еще что-то делать для Киева? Я помню, их работу зарисовали, они расстроились.

Будут. Да, это было здание Киевэнерго. В этом и минус — рисовать на зданиях государственных структур. Они дают разрешение, но могут в любой момент закрасить стену, они балансодержатели. Сейчас мы прорабатываем с горадминистрацией систему, чтобы все работы передать на баланс департамента культуры, чтобы никто не мог ни кондиционер, ни балкон повесить.

Кстати, на голубе уже висит свежий кондиционер.

Да, с утра повесили. Но это не настолько критично, как тогда — когда полностью голая стена, и у девочки из глаза слеза с кондиционером...

Гео Лерос: "Мы на 80 процентов договорились с Бэнкси"

Украинские художники обращаются с просьбой участвовать в проекте?

В прошлом году мы проводили конкурс среди молодых украинских художников. 99 процентов из того, что прислали, был адский кал, треш, дичь полная. Только одной девочке я ответил: да, приезжай, попробуем.

Какие были самые неприятные моменты в работе?

Каждый раз что-то такое есть. Мы рисовали фламинго на Леси Украинки, приехал мужчина: накрахмаленный воротничок, все аккуратно, руки аккуратные. Говорит: а кто вам дал разрешение вандалить? Я: все понятно, вызывайте полицию. Он вернулся с женой, дочкой и полицией. Я беру разрешение, показываю полиции — никаких вопросов, все законно. И тут его жена начинает на меня орать: кто дал тебе право вандалить, лучше бы ты Иисуса восхвалял, тут должен быть Иисус нарисован.

Гео Лерос: "Мы на 80 процентов договорились с Бэнкси"

Сколько будут держаться работы?

На кирпиче — пока будет стоять стена. На других поверхностях — десять, двадцать, тридцать лет.

И что потом? Есть ли среди муралистов такое понятие, как авторская реставрация?

Как правило, на эти деньги можно просто еще раз привезти того же художника, и он закрасит стену и нарисует там что-то новое.

Ты бы хотел Бэнкси привезти?

У нас процентов на 80 сложилось, чтобы мы его привезли. Но большинство художников сразу сказали: мы к вам не поедем, если будет Бэнкси. Его не любят, считают его просто хорошим проектом с грамотным маркетингом. Никто не знает, как он выглядит, — картины за большие деньги улетают.

Разрешение легко получить?

У меня с этим проблем нет. Ходят слухи, что я помазанник мэра, но это не так. Я делаю презентацию, объясняю, что все будет профессионально, мне говорят: хорошо. 

Крупные компании постоянно на нас выходят. У меня была встреча с Coca-Cola. Приезжаю, там человек пятнадцать, предлагают кока-колу. Я говорю: спасибо, но я пепси пью. Я на самом деле пепси пью. Тогда они предлагают проект на пятьдесят работ, с гонорарами, со всем, но при этом логотипы на каждой работе — я сразу отказался, мы таким не занимаемся. Встреча закончилась через полторы минуты. Многим у нас кажется, что коммерческий проект — это когда бренд дает деньги и говорит, что рисовать. В мировой практике бренд просто дает деньги.


Читайте также: Гид по бесценным советским мозаикам Киева.