Об Андрее Бойко заговорили недавно, но как-то в один голос. Его снимки появляются в профильных и культурных изданиях раз за разом. "Провинциальная эротика", "брутальная уличная фотография" — так описывают работы Андрея. Сам он говорит, что фотография для него — способ общения с внешним миром и людьми. Андрею 26 лет, родился и живет в городе Сумы, профессионально снимать не учился. Сейчас его работы продаются в первом в Украине онлайн-магазине авторской фотографии 5.6 store.

Что говорят другие:

Виктор Марущенко, фотограф, преподаватель: "Андрей Бойко, безусловно, фотографический талант. Такие падают иногда с неба. Главное его достоинство — погружение, проникновение в окружающую его субкультурную среду и точная ее документация. Можно поспорить о его фотографическом языке (картинке), достаточно уже заезженном, но Андрей другим пока не владеет. Ему бы поучиться, сформировать личность и гражданскую позицию, покопаться в темах, разнообразить техническую сторону, но наша территория такой возможности не предоставляет. Поэтому сейчас дальнейшая судьба фотографа Бойко в его собственных руках. Андрей — 100%-й кандидат для учебы в академиях/университетах Нью-Хейвена, Дюссельдорфа, Цюриха или Нью-Йорка. Будем следить за его творческой судьбой.

Что говорит Андрей:

"Лет 5 назад мы с подружкой купили два фотоаппарата "Ломо". Тогда мы просто угорали по ломографии, щелкали друг друга и своих друзей.

Мои персонажи на фото — люди, с которыми мне комфортно общаться, проводить время. Много, конечно, и случайных есть.

Есть дурацкая теория, что женщина за первые 7 секунд понимает, подходит ей мужчина или нет. Что-то в этом роде происходит и с каждым моим персонажем. Я почти сразу понимаю, будет коннект или нет, станет ли он в определенную позу.

Думаю, у меня были модели, в которых я влюблялся. Просто не выделял их в отдельную категорию.

Мне сложно снять оголенную женскую натуру. Мой приятель Игорь Чекачков рассказывал, что жил с двумя девушками в общежитии, которые постоянно ходили голыми. Я понял, что эротика не должна возбуждать, а просто должна присутствовать на уровне быта. Это не сексуально и возбуждающе, а просто есть. Когда попадаешь на нудистский пляж типа Лисьей бухты и проводишь там недельку, перестаешь обращать внимание на голых девушек. 

Я очень волнуюсь, когда снимаю. У меня одышка появляется.

1

Фотографировать — моя форма досуга. Это как моделированием заниматься или лепить куличики из песка.

Писатель — то, что он пишет. Художник — то, что рисует. Музыкант — то, что сочиняет. Фотография — еще одна параллель. То, что получается на выходе, — это метафора.

Гаражи есть в любом городе, в любом месте. Гараж может быть чем угодно: домом, выставочным пространством, репбазой. В Сумах тоже есть гаражное движение. В определенный момент подростки ушли в гаражи, потому что им нужно было личное пространство. Они хотели найти универсальное помещение, в котором можно заниматься всем. Кто-то "сдувается" [плотно сидит на травке], кто-то читает, устраивает концерты или выставки. Люди, которые убегают от общества, создают в гаражах свою маленькую систему, маленький мир, альтернативу тому, что "за гаражом". Это отдельное явление.

Я несколько лет снимал серию "Гаражи", и выставка подводит некий итог времени, проведенному с камерой в тусовках. Сейчас я уже чувствую, что для меня это прошлое. Смотрю на свои снимки, которых "навалил", — честно признаться, их очень много. Это все лежит в архивах, неотсканированное. Сейчас я уже снимаю другое.

Смотрю на свои снимки без волнения: не переживаю, "зайдет" или не "зайдет". Только думаю о том, а что дальше. Знаю точно, что нужно учиться. У меня много провалов. Дырки в знаниях  нужно их заполнять.

2

Такие снимки, как в моей серии "Гаражи", на Dazed каждый день публикуют. Это все отсюда, из Восточной Европы, из Рашки. Мне все это уже кажется инфантильностью. Очень хочется избавиться от этого бремени. Следующей моей ступенькой будет какая-то херня занудная, жесткая заумь.

Недавно был в Харькове в заброшенном авиационном университете. Самое интересное, что мы там нашли, находилось в старой кинорубке: трехэтажная фотолаборатория. Огромные пленочные архивы, которые начали приходить в упадок из-за протекающей крыши и открытых окон. Чувак, который ими заведовал, умер  мы нашли его удостоверение и личные вещи, а главное  архивы пленок, их никто так просто не оставляет. Помимо Харькова, он снимал портреты военных, летчиков. В этом университете целое панно из этих снимков. Думаю сделать из этого проект. Высосано из пальца, но я в этом что-то увидел.

Да, мои снимки  это провинциальная эротика. Я живу в провинции, в селе под Сумами. У меня нет горячей воды, газ недавно провели только. В местечковой колхозной эротике есть свой шарм. Она честная.

Я пытался пьяным снимать, у меня ничего не вышло. Но ощущения были крутыми.

Впервые я попал в гараж, когда мне было 16. Это был закрытый гаражный клуб, где проходили рейвы. Мне там так понравилось, что я повесил в гараже свои снимки. Сделал выставку, не понимая зачем. Говорю: "Пацаны, вот я снимаю". А они: "Красавчик". Я: "Я тут повешу". А они: "Валяй".

Мне кажется, в моих фотографиях безысходность и исходность представлены в равной мере. Если моя мама на них посмотрит, она вообще не поверит, что это я снимал. Меня не таким видят. А я и не показываю.

Почему на фото такая женщина? Это надо у нее спросить. Я же ее не наряжаю. Мы тусовались возле помойки, рядом рейв проходил. Я ей говорю: "Слушай, была крутая съемка с Наоми Кэмпбелл. Она лежала в куче мусора, а ее сверху дрон снимал". А она говорит: "Хорошо. Хочешь, я сяду и раздвину ноги?". Люди сами себя проявляют.

Мне нравится такой стиль съемки: непринужденное общение. Фотоаппарат просто, между делом, мигает иногда вспышкой и ни к чему не обязывает.

Мне не то чтобы сильно нравится пленка, я просто не могу ее избежать. Использую очень дешевую, старую и просроченную. Сейчас пеняют на художников, которые два века назад писали дешевыми красками, а теперь их полотна тлеют. Так у них просто бабок не было!

Для модели фотография  ремесло, а для меня... Я хочу кусок души ее вырвать и сюда засунуть.

 

Смотрите также: 5 самых дорогих фотографий, сделанных на Polaroid.