*

Пора бы уж мне перестать извиняться — никому от этого ни тепло ни холодно не становится.

*

Если что-то можно рассказать в десяти словах, будьте уверены, я использую сто.

*

Мне нравятся слова — нет, скажу сильнее: я люблю слова, — и, хотя мне по душе сгущенное и скупое использование их в поэзии, в текстах песен, в твиттере, в хорошей журналистике и в умной рекламе, я также люблю и их пышное изобилие и безумное расточительство.

*

С самых ранних моих лет плотская оболочка, в которой я обитаю, не внушала мне ничего, кроме стыда. Она не умела метать мяч, отбивать его битой и ловить. Не умела танцевать. Не умела кататься на лыжах, нырять и прыгать. Входя в бар или в клуб, она не притягивала к себе взоры, похотливые или хотя бы слегка заинтересованные. В пользу моего тела можно было сказать только одно: оно исполняет функции топливного бака для моего мозга и свалки токсинов, которые могут награждать меня мощным кайфом и причинами для веселья.

*

Притом что я, определенно, был когда-то младенцем, думаю, что грудь я не сосал ни разу. Совершенно не помню, чтобы меня прижимали к соску, полагаю, что с самого начала я кормился из бутылочки.

*

Рассказывают, что Кокто, желая позабавить гостей, мог улечься голым на стол и, ни разу к себе не прикоснувшись, одним лишь усилием творческого воображения, довести себя до полноценного оргазма. Я тоже обладаю подобным даром. Я могу довести себя до рвоты, нарисовав в воображении пенку на поверхности горячего молока, жидкого заварного крема или кофе. То есть мы оба способны выплескивать из наших тел струи горячей жидкости. Однако мне почему-то кажется, что номер, который показывал Кокто, пользовался, скорее всего, большим успехом, чем мой.

*

Регулярно секомый, не вылезавший из неприятностей, вечно впадавший из одной крайности в другую, неспособный приладиться к жизни или избавиться от сомнений, я покинул приготовительную школу, став сахарным наркоманом, вором, выдумщиком и вруном.

*

С первым оргазмом и первой сигаретой я познакомился позже большинства моих сверстников и теперь, оглядываясь назад, думаю, что потратил не один десяток лет на попытки наверстать упущенное. Похоже, курение и секс всегда представлялись мне взаимосвязанными. Возможно, по этой причине я всю жизнь и влачился в том, что касается и того и другого, по ложным путям.

*

Я всегда считал, что рожден для учительства.

*

Если носить маску достаточно долго, она станет лицом. 

*

Я отличился в "Макбете" в роли ведьмы. Говорю "отличился", потому что режиссер позволил себе творческую вольность, о которой затем наверняка пожалел: разрешил нам самим придумать обличья наших персонажей, их костюмы и реквизит. Я пошел к аппингемскому мяснику и купил у него ведро свиной требухи, которую вытаскивал потом из котла в сцене "Зев ехидны, клюв совиный". Запах, о господи...

*

Вино может быть наставником более мудрым, чем чернила, а упражнения в остроумии зачастую лучше учебников.

 

Читайте также: 10 любимых книг Тильды Суинтон.