В Каннах в эту пору традиционно все сходят с ума. На набережной Круазет парень стоит на руках под Someone Like You Адель, зрители аплодируют.

Местный Uber запустил на время фестиваля архиважный сервис для мужчин, собравшихся на красную дорожку: за 85 евро привозят 3 бабочки на выбор, причем одна с узором из фламинго. Пока еще никого в такой не видел.

q

Сразу после фильма Кена Лоуча о пенсионере без средств к существованию (режиссер окончательно превратился в Эльдара Рязанова) пошли глазеть на звезд, которых черным ходом выводят из зала "Люмьер". Мне улыбнулась Сьюзан Сарандон, но я слишком медленный папарацци, так что в моем телефоне есть только фото макушки Наоми Уоттс, садящейся в машину, и какая-то местная знаменитость без трусов, в обнимку с которой перефотографировалась вся охрана.

2

Завтра я встречаюсь с французом Брюно Дюмоном — раньше это был самый претенциозный режиссер на свете, а теперь он снимает комедии. На "Золотую пальмовую ветвь" претендует его красочная сатира c валяющими дурака Жюльет Бинош и Валерией Бруни-Тедески "В тихом омуте" (Slack Bay): полиция расследует исчезновение отдыхающих, которых вообще-то убивают и съедают местные ловцы мидий. В одного из ловцов влюбляется переодетая мальчиком девочка из семьи восторженных богачей-дебилов. Очень хочется спросить у режиссера  они из классовой ненависти их едят или просто потому что голодные? Очень важный в Каннах вопрос.

Вся очередь на "Ученика" Кирилла Серебренникова говорила по-русски. В зале Михаил Идов с женой делал селфи на фоне экрана, обозреватель "Комсомольской правды" выгуливал модный плащ и еще Верник, вездесущий Игорь Верник.

оъ

"Ученик"  киноадаптация пьесы драматурга Мариуса фон Майенбурга, диагноз российскому обществу, антиклерикальный манифест.

Старшеклассник Веня сверяет все вокруг с Библией и, конечно же, видит один сплошной Содом и геенну огненную. К удивлению парня преподавательский состав принимает его сторону: постепенно запрещает бикини, сексуальное воспитание, теорию Дарвина и все чаще приглашает местного попа в качестве арбитра. В оппозицию к православному воину с цитатами из Иоанна и Матфея становится только учительница биологии, но и ей скоро припомнят, что у нее отчество Львовна.

Наверное, в современной России нужно говорить о важном именно так: бить с разворота, не размениваясь на тонкости. Отсюда монолог про тоталитарный режим с портретом Путина в расфокусе и все остальное. Конечно, Серебренников делает смелый поступок, вскрывает общие лицемерие, гомофобию и антисемитизм, но его кино  все-таки интеллектуальное упражнение, а не мистический чувственный опыт.

Все время ловишь себя на мысли, как это, должно быть, классно работало на театральной сцене (в частности, финальная сцена с прибитыми к полу кроссовками) и какими гиперболами все выглядят на большом экране. Персонажи по привычке пытаются докричаться до галерки на балконах, а ты понимаешь, как много всего подтасовано, чтобы либерастам вроде тебя было на этом кино хорошо.

Ты ни минуты не сомневаешься в честности авторов (скажем, драматург принципиально не ездит в Москву по политическим причинам), но все же самая правдивая сцена в "Ученике"  когда директриса с завучем и завхозом под рюмочку поют о девочке, которая никогда не видела на руках наручники.

Не пропустите в следующем выпуске  почему Джоди Фостер похожа на дочь Джулии Робертс и другие страшные тайны.  

 

Читайте также: Дневник Каннского кинофестиваля: Вуди на блюде.