По сцене в зале "Люмьер" только что провели овчарку: боятся террористов. У моей подруги на входе забрали две пластиковые ложки, не тронув два пластиковых ножа: пути каннской охраны неисповедимы.

Конкурс в этом году такой, что я ушел только с показа American Honey Андреа Арнольд: представьте себе идиотское реалити-шоу о куда-то едущих подростках, один из которых почему-то Шайя ЛаБаф.

1

Показали очень хорошего Брильянте Мендосу. В "Ма Розе" хозяйку торговой точки в бедном квартале Манилы задерживают с амфетамином и предлагают откупиться от полиции за сумму, которую она не зарабатывает за год. Ее дети отправляются на поиски денег, и каждый продает, что может: телевизор, караоке, самого себя.

1

Новые Дарденны отличные, но не душераздирающие. Молодая врач становится на путь покаяния: чернокожую нелегалку, которая безрезультатно звонила поздно вечером в дверь ее кабинета, на следующее утро нашли на набережной мертвой. Единственный способ девушку воскресить — узнать ее настоящее имя, чтобы было что написать на надгробии, поэтому врач начинает свое собственное расследование.

В "Неизвестной девушке" братья-бельгийцы традиционно задают вопросы, на которые не может быть однозначного ответа: как далеко простирается клятва Гиппократа? имеет ли врач право на ошибку? может ли врач уставать, злиться, ненавидеть?

1

Режиссеры точно имеют право ошибаться.

Скажем, 27-летний Ксавье Долан — талантливый, но совсем не зрелый автор. Каждый из шести его фильмов — это несколько классных сцен, похороненных на просторах одной скомканной истории, в конце которой остается только пожать плечами. Чтобы в этом убедиться, не нужно смотреть его "Мамочку" или "Тома на ферме" — достаточно потратить 6 минут на тот самый клип Адель, где благородное намерение по-новому показать выдающуюся артистку сочетается с самыми банальными штампами музыкальных видео.

Свежая драма Долана "Всего лишь конец света" гораздо лучше, чем она выглядит в самом начале, когда семья из четырех человек при полном параде (Леа Сейду, Венсан Кассель, Натали Бай, Марион Котийяр) собирается на пороге, чтобы встретить своего брата, сына, шурина и знаменитого писателя Луи (Гаспар Ульель), которого они не видели 12 лет. Они на него обижены, они его боятся, они хотят ему понравиться. Сам Луи собирается сказать им, что скоро умрет, и поскорее уехать, но сначала ему нужно будет выслушать монолог каждого из родственников.

1

В этот раз у Долана неплохая статистика: два из четырех монологов чудо как хороши. Из Касселя в роли сердитого старшего брата во все стороны летят искры. Натали Бай лишний раз подтверждает, что у режиссера лучше всего получаются густо накрашенные матери. При этом Долан совершенно не умеет обращаться с молодыми женщинами, делая их либо бутчами (Сейду светит татуированными плечами из-под майки), либо дурами (Котийяр заикается и пучит глаза).

"Всего лишь конец света" поставлен по многословной французской пьесе. Это сложный вдумчивый материал, от него нельзя отшутиться чудовищным хитом из Молдавии или цитатой из "Титаника" с ладонью на запотевшем стекле. Непонятно, чего именно Долану не хватает — опыта или усидчивости. Но режиссер снова выглядит подающим большие надежды студентом, который слишком уверен в своей исключительности, чтобы чему-либо учиться.

А уж когда в гостиной оживает птичка из часов с кукушкой, хочется спросить по примеру Верочки, секретаря Людмилы Прокофьевны Калугиной: Ксавье, где вы набрались этой пошлости?


Читайте также: Курс Альмодовара. Дневник Каннского кинофестиваля