Маятник Макконахи качнулся в другую сторону — если раньше он снимался в идиотских комедиях, то теперь в каждом фильме плачет. На этот раз — в драме Гаса Ван Сента "Море деревьев" про двух мужчин, которые все никак не могут убить себя в специально предназначенном для этого японском лесу. По сути, все лучшие картины Ван Сента были о смерти, и "Море деревьев" по форме напоминает его недооцененные "Последние дни", где испускал дух человек, чрезвычайно похожий на Курта Кобейна. Проблема только одна: режиссеру противопоказано снимать людей старше 15 лет (скажем прямо, последним приличным его фильмом был "Параноид-парк" о скейтере с немытой головой). Ну нравятся тебя подростки  так зачем этого стыдиться?

Вот, скажем, итальянцу Маттео Гарроне захотелось поиграть в "Сказке сказок" в кунсткамеру со страдающей ожирением блохой, голыми старушками, Сальмой Хайек в мясохранилище и чудовищем на дне морском. Никто слова дурного не сказал, только озадаченно пожали плечами.

К слову, встретил в Пале озабоченного чем-то Харви Вайнштейна (одного из самых влиятельных голливудских продюсеров, благодаря которому "Оскары" получили "Король говорит!", "Влюбленный Шекспир" и прочая муть). Харви заключил пару сделок на несколько десятков миллионов и теперь хромает. Прямо как в книжке: "Прихрамывая, Воланд остановился возле своего возвышения, и сейчас же Азазелло оказался перед ним с блюдом в руках, и на этом блюде Маргарита увидела отрезанную голову человека с выбитыми передними зубами".

1

Вчера показали The Man & Le Mans ("Мэн и Ле-Ман"), документальное кино об иконе стиля Стиве Маккуине. В 1970-м актеру приспичило сделать величайший в истории фильм об автогонках, на котором он чуть не угробил жизнь и карьеру, и ладно бы, если только свои. Авторы картины всячески Маккуина выгораживают, но вообще портрет кумира миллионов получается очень выразительный. За всю жизнь прочитал одну книжку (про Александра Македонского), постоянно бухал, пропускал через свою постель по дюжине девушек в неделю и считал себя гением. Вместе с режиссером картину представлял сын Маккуина, коротышка средних лет в темных очках на пол-лица, который много раз повторял слова shit и fuck и подозрительно шмыгал носом.

На певицу Эми Уайнхаус больно смотреть в документальном фильме ее имени. Классическую историю о том, как огромный талант сжег человека изнутри, рассказывают в традиционном ЖЗЛ-формате: родилась  жила  работала  умерла. В "Эми" есть кадры с мобильного телефона ее говнюка-бойфренда, отрывок из "Шоу Джея Лено", где тот называет ее загнанной лошадью, закадровые истории близких людей. Например, о том, как после церемонии "Грэмми", где песню Rehab признали записью года, Уайнхаус отводит в сторонку свою лучшую подругу и говорит: "Знала бы ты, как мне скучно без наркотиков".

1

Точно без приза не уедет венгерский "Сын Саула", виртуозное кино о еврее из зондеркоманды, который хочет по-человечески похоронить в концлагере своего внебрачного сына. Первый на моей памяти фильм о холокосте, который не давит из зрителей слезы и показывает большинство ужасов в расфокусе, но от этого еще страшнее.

Из головы четвертый день не выходят моральные дилеммы "Иррационального человека"  все-таки Вуди Аллену нужно снять видеокурсы по философии для самых маленьких — и чтобы Эмма Стоун, Скарлетт Йоханссон и другие девочки разыгрывали сценки из трудов Хайдеггера и Канта.

Прямо сейчас напротив казино парень в смокинге поет в микрофон You Are The Sunshine Of My Life Стиви Уандера. Мимо пробегают люди, никто ничему не удивляется. В Каннах вовсю шпарит солнце.

 

Читайте также "Дневник фестиваля. Канны: Лобстеры и цианид".