3 ноября в украинский прокат вышла драма с Венсаном Касселем, Марион Котийяр, Леа Сейду и Натали Бай “Это всего лишь конец света”, получившая Гран-при на кинофестивале в Каннах. Накануне украинской премьеры исполнитель главной роли Гаспар Ульель рассказал, зачем сыграл персонажа, который все время молчит.


О своем герое

Луи – молодой писатель, навещающий свою семью, которую не видел почти 12 лет, чтобы сообщить о том, что скоро умрет. Меня особенно заинтересовало то, что мой герой знает, что ему осталось недолго. Он неумолимо приближается к своей смерти, поэтому я воспринимал его как ходячего мертвеца, существо в пограничном состоянии.

В моем герое точно есть часть Жан-Люка Лагарса, автора пьесы, который умер от СПИДа – в фильме достаточно автобиографических моментов. Но еще там есть что-то от режиссера Ксавье Долана, молодого успешного художника, который возвращается к своей семье.

Я думал о Луи в первую очередь как о писателе, для которого слова – материал для работы. Он постоянно слушает, наблюдает, впитывает все то, что потом сможет использовать в своем следующем произведении.


О словах и смыслах

Мне нравится, что в фильме драма так никогда и не достигает пика. Весь сюжет – это одно сплошное затрудненное движение. Это статичная история, действие развивается на другом уровне: на уровне языка, на уровне слов. Но все эти разговоры – это маски, попытки избежать важных тем. Это кино о невозможности персонажей общаться друг с другом. Вероятно, они разговаривают, разговаривают, разговаривают, потому что боятся того, что им может сказать Луи. Они не дают главному герою пространства для того, чтобы высказался он.

Они обсуждают салфетки или жареного цыпленка на столе, но никто не произносит то, что по-настоящему важно. По-французски это называется “сrise du language”, кризис языка. Удивительно, насколько блестяще Ксавье удалось выразить невыразимое посредством кино. Он фокусируется на том, что герои по-настоящему хотят сказать друг другу.


О Ксавье Долане

Работать с Ксавье – это чистое удовольствие, потому что он сам актер, а значит снимает тебя со всем вниманием, точностью, любовью и страстью, которые так тебе необходимы. Для режиссера важно поймать все тонкости актерской игры – особенно на всех этих крупных планах. Ты чувствуешь себя как под микроскопом. Это круто, потому что каждый твой вздох, каждое движение глаз будет на экране. Это уникально.

Каждый режиссер создает свое настроение, свою атмосферу на площадке, и они очень зависят от личности режиссера. В случае с Ксавье все было легко и просто, все получали удовольствие. Нужно выдыхать между дублями, когда работаешь над таким удушающе сложным фильмом. У нас на съемках постоянно было ощущение легкости.

Конечно же, сначала меня пугала перспектива играть персонажа, который никогда не говорит. Он только слушает и реагирует на реплики других – но это же меня и привлекло. Помню, как я впервые увидел сценарий. Ксавье прислал мне его по почте и приложил к нему милое, написанное от руки письмо, в котором говорил, что ему немного неловко предлагать мне роль почти без слов. Он переживал, что я буду удивлен или разочарован. Ксавье уверял меня, что мне будет очень интересно наполнить смыслом молчание своего героя.

 

Смотрите также: Документальный фильм Леонардо Дикаприо "Перед потопом".