Ваша предыдущая комедия "1+1" об инвалиде и его сиделке собрала 426 миллионов долларов в мировом прокате. Как вы боролись со страхом после такого сумасшедшего успеха?

Идея была в том, чтобы трансформировать страх в позитивную энергию. Это правда, что подобный успех может парализовать, анестезировать все чувства. В глубине души мы понимали, что добиться такого же результата второй раз подряд невозможно. Но мы и не задумывали "1+1" как блокбастер. Мы объехали с ним весь мир и вернулись в исходное положение. Мы воспользовались главным, что дал нам наш фильм, — свободой. Нам просто нужно было двигаться дальше и пытаться делать хорошее кино. Мы хотели снять фильм о нелегалах во Франции и продолжать работать с Омаром Си. Так получилась "Самба" — недорогая и очень искренняя картина. Во Франции "Самбу" посмотрело больше трех миллионов человек, так что мы очень довольны.

Вы снова сняли комедию на очень серьезную тему, и кто-то может вас за это критиковать.

Для нас с Эриком Толедано [режиссер, вместе с которым Оливье Накаш снимает все фильмы. — прим. Buro 24/7] очень важен баланс между комедией и настоящими чувствами. Для нас это прежде всего кино о человеческих отношениях с серьезным социальным подтекстом. Мы провели большое журналистское расследование, изучая тему нелегалов, и встретили очень много таких парней, как Самба. Они сортируют мусор, работают на кухнях. Мы видим их в Париже каждый день — как они курят в своих голубых рабочих комбинезонах во время перерыва. Нам хотелось, чтобы наш сюжет был как можно больше правдивым. Если в нашем кино реальные ситуации, реальные персонажи, значит мы имеем право добавлять в эту историю юмор.

Тема нелегалов важна для любой европейской страны. Почему люди сюда приезжают, рискуют жизнью, бросают свои семьи, своих детей, сестер? Почему они выбирают другую страну, где им, как правило, очень плохо живется? "Самба" — не политический фильм, у нас нет решения проблемы нелегалов. Она слишком сложная, чтобы мы дали однозначный ответ. Но мы хотели показать такого героя, как Самба.

Когда мы принялись за "Самбу", нам очень хотелось удивить зрителя. Это касалось и подбора актеров в том числе. Все-таки Шарлотта Генсбур и Омар Си — люди из разных вселенных.

Не из таких уж и разных вселенных, если вы смотрели "Нимфоманку".

Шарлотта, кстати, спросила в самом начале: "Мне нужно будет раздеваться на съемках?" Мы сказали, что нет, и она была очень счастлива.

1

Устала после Ларса фон Триера.

Может быть. Еще Шарлотта беспокоилась, что редко снимается в комедиях. "Знаете, я вообще-то не очень смешная", — сказала она. Мы ответили: "Доверься нам".

Сцены с волонтерами в социальной службе очень смешные.

Мы провели две недели с волонтерами, которые помогают нелегальным мигрантам, и обнаружили там свой удивительный мир. Среди волонтеров много пенсионерок, которые хотят приносить пользу обществу. Помню одну из них, ее звали Жоржетта, у нее было сразу два слуховых аппарата. К ней подходит парень. Жоржетта спрашивает: "Вы откуда?" Он отвечает: "Из Нигерии". Она: "Из Мали?" Он: "Из Нигерии!" Она: "Откуда?! Покажите мне на карте!" Для нас это идеальное пространство для комедии.

Я слышал, что вы с Вуди Алленом встречались. Как он на вас повлиял?

Мы с Эриком — лучшие друзья с детства, и в первые минуты нашего знакомства говорили как раз о Вуди Аллене. Можно сто раз пересматривать одну и ту же картину Аллена на разных этапах своей жизни и видеть совершенно разные вещи. Мы встретились с Вуди во время американского пресс-тура в поддержку "1+1". Он сказал: "Я еще не посмотрел фильм, но моя жена мне сказала, что я обязательно должен с вами познакомиться". У нас, конечно, был миллион вопросов. Прежде всего, как он умудряется снимать по фильму в год уже много лет подряд? Он снял 48 картин, а мы всего пять, и при этом мы ужасно устали, а он работает как заводной.

Вуди дал нам очень хорошие советы. Сказал, никогда не останавливайтесь, не думайте, прекрасные вы или ужасные режиссеры, — просто продолжайте снимать и прислушивайтесь к своему сердцу. Рассказал, что у него всегда куча идей, которые он записывает на салфетках и складывает в ящик стола. Ему было очень любопытно, как нам удается вдвоем работать над фильмом. Мы предложили ему снять кино втроем.

1

Все ваши картины рассказывают о проблемах людей из разных социальных слоев. Какое у вас с Эриком Толедано происхождение?

Мы с Эриком выросли в не очень благополучных пригородах Парижа. Мы были поколением видеомагнитофонов. Видеокассеты с фильмами полностью изменили нашу жизнь. Мы сходили с ума по кино и уже в юном возрасте начали снимать короткометражки. Интересно сейчас посмотреть наш первый фильм. Мы сделали его 20 лет назад, и уже тогда в нем были все темы, которые мы затрагиваем в "Самбе". Он называется Les Petits Souliers, "Маленькие башмачки", там снимались Жамель Деббуз и Гад Эльмалех [сегодня популярные французские актеры. — прим. Buro 24/7]. Это кино о парнях, которые 24 декабря работают Санта-Клаусами и ходят по квартирам поздравлять детей. Правда, из-за того, что все французы-христиане проводят Рождество со своими семьями, то в Санта-Клаусы идут только евреи и мусульмане.

Из этого получился бы отличный полнометражный фильм.

Мы как раз собираемся снять такое кино. Французы — мультикультурное общество. Мы хотим вместе жить и находить общий язык. Это единственный путь для нас.

Что вы узнали о зрителях после успеха "1+1"?

Оказалось, что юмор гораздо более универсальная штука, чем я мог себе представить.

Я видел тысячу японцев, тысячу боснийцев — они смеются над теми же самыми шутками, что и французы. У нас гораздо больше общего, чем мы думали. Один мой друг прислал мне видео, которое он снял на айфон на премьере в Казахстане. Казахстан — это же очень далеко, но там такие же люди. В конце концов, я понял, что мы все одинаковые, а юмор — наше секретное оружие.


Les Petits Souliers, первый фильм Оливье Накаша и Эрика Толедано

Читайте также: Оливье Ассаяс о Жюльет Бинош и Кристен Стюарт.