XXI век изменил представление о закрытости и открытости. Он изменил людей, и теперь все готовы стать перед камерой. Помните это, когда идете снимать докуметальное кино, и никогда не бойтесь.

Редкое свойство режиссера – когда не ты ищешь героя, а он тебя.

ё

Кино, особенно документальное, может продлить жизнь человека практически навсегда. Потому мы ответственны перед теми людьми, которых сняли.

Многие могут сказать, что реальность – это то, что нам понятно, то, что наш взгляд освоил. Но в то же время нужно понимать, что у нас очень много лакун, мы не видим почти половину реальности. Каждый из нас видит только свою собственную.

Когда вы снимаете кино, вам не должно быть комфортно. Ваше тело должно чувствовать то же, что чувствуют ваши герои. Если им страшно, страшно и вам, если им больно, больно и вам, если им холодно – холодно и вам. Память тела поможет сделать очень чувственное кино.

1

В детстве мы организовали тайное от взрослых общество, и у каждого был свой лозунг. Мой звучал так: "Научился ли ты радоваться препятствиям?". Эта фраза написана на одной из тибетских вершин, куда взбираются путники.

Счастье испытываешь не тогда, когда у тебя много денег и все в порядке. Счастье испытывается на пределе, на ощущении, что ты одолел какую-то пропасть. Оно не может существовать в горизонтальном спокойном пространстве. Счастье – всегда на грани.

Когда говорят, что счастье – это солнышко, любовь и так далее, это сопли в сахаре, которые не имеют никакого отношения к реальной жизни.

Счастье можно испытывать от тяжелой жизни и сложных обстоятельств. Это нелегко усвоить в молодом возрасте.

XXI век дал мощный перелом реальности, которого не было никогда в предыдущих эпохах. Молодые люди должны реагировать на эту реальность, а не на ту, что была продемонстрирована великими. В нашей школе [школе документального кино и театра в Москве. – Buro 24/7 ] мы убрали пиетет перед великим искусством. Я помню, как он мешал мне в юности.

Самое сложное для режиссера-документалиста – это понять, где искать историю. Истории всегда ходят рядом. За ними не надо взбираться за Джомолунгму, переходить моря, встречаться с аборигенами, которых никто не видел. Эти истории могут жить в вашей семье или рядом за стенкой.

Есть дети, которые заглядывают во все щели и замочные скважины. Они могут быть документалистами. А послушные мальчики и девочки – никогда. Разве что хорошими клерками.

1

Человеческое отчаяние в реальности зафиксировать очень сложно. Оно не похоже на отчаяние, которое изображают в плохих сериалах. Там человек начинает строить невероятные рожи, рыдать на всю Вселенную, махать руками и рассказывать, как ему плохо. С реальным человеком ничего подобного не происходит. Отчаяние – это, как правило, самое тихое состояние, которое может быть у человека.

Люди в жизни ведут себя не очень ярко, в отличие от героев сериала.

Документальное кино может фиксировать самые тонкие оттенки человеческих ощущений, и к этому мы должны стремиться. Не спровоцироать эти ощущения, а разглядеть их.

Кино – это не фотография, не театр и не живопись. Кино – это музыка.


Читайте также: Ева Нейман: "Я диктатор, но немножко".