В украинский прокат вышел документальный фильм "Русский дятел" американского режиссера Чеда Грасии. В нем эксцентричный украинский художник Федор Александрович расследует причины Чернобыльской катастрофы. "Русский дятел" получил Гран-при фестиваля независимого кино в Сандэнсе.  

Фильм можно посмотреть в кинотеатрах "Киев", "Жовтень", "Блокбастер" и других. 

Откуда вы узнали о Чернобыле?

Я ничего не знал о Чернобыле до встречи с Федором. Я работал в киевском театре как продюсер и драматург, а Федор был там нашим дизайнером. На репетициях он мне все время говорил о "Русском дятле", а я не понимал, о чем речь. Думал просто, что Федор сумасшедший. Но потом я погуглил и понял, что "Русский дятел" — это тайный советский радар "Дуга". Поначалу я хотел сделать короткометражку о "Дуге". Думал, что за 5—7 минут мы сможем развенчать все теории заговоров. Такая у меня была цель. Но когда мы начали исследовать тему, открыли первую дверь, так сказать, то поняли, что за ней еще множество дверей! Я узнал о Чернобыле, голодоморе, ГУЛАГе, начался Евромайдан...

Изначально это должен был быть очень маленький проект. Раньше я не снимал кино, но Федор меня вдохновил. Он эксцентричный, уникальный человек. Я хотел за ним пронаблюдать и посмотреть, что будет дальше.

Чед Грасия

Как вы думаете, можно доверять Федору?

Я думаю, это очень опасно — доверять ему. На экране мы видим, что он врет мне и пытается разрушить фильм. Множество людей в "Русском дятле" говорят Федору, что он идиот, сумасшедший. Потому очень важно оставаться скептичным. Я был скептичным на протяжении всех съемок. Даже когда Федор сказал: "Россия вернется, Советский Союз вернется", — я ответил: "Федор, ты псих. Советский Союз мертв уже давным-давно". Но он был прав, он предсказал все то насилие, которое мы видим сегодня. 

Чед Грасия

Возможно, Федор видит то, что не видят другие. Он из тех сумасшедших художников, которые напускают много тумана. Но внутри этого тумана небольшой огонек правды. Хотя тумана все же достаточно. Моя работа как режиссера, и работа самого зрителя, состоит в том, чтобы найти правду в безумии.

Чед Грасия

Фильм "Русский дятел" — это не традиционное журналистское расследование причин Чернобыльской аварии. Для меня это исследование сознания и души травмированного, облученного радиацией художника: начиная с его 4 лет (момент Чернобыльской катастрофы) и до становления как мужчины на сцене, обвиняющего Советский Союз в крови и страданиях.

Чед Грасия

В этом путешествии мы узнаем, что в душе Федора призраки СССР до сих пор живы и борются за свое существование. Он врал мне из-за страха, а именно так и поступали советские люди. Своим страхом они порождали еще больше зла. Это фильм не про Чернобыль, а о том, что происходит в обществе, где никто не верит в правду и не доверяет друг другу.

Чед Грасия

Вы считаете, что холодная война еще не закончилась?

Нет. То, что происходит в Украине (сначала Майдан, потом война на Донбассе) — это последняя битва холодной войны, последняя битва за душу Украины. Все думали, что холодная война завершилась, когда Украина подписала Будапештский меморандум. На самом деле — нет. Спустя 25 лет в Украине все еще живы коррупция, общество недоверия. Это демонстрирует, что холодную войну мы не выиграли. При идеальном ее завершении Украина должна была стать нормальной страной, где люди уважают суд и доверяют результатам выборов.

Чед ГрасияБлагодаря "Русскому дятлу" американцы и Запад смогут понять, почему это так тяжело дается украинцам. Почему нельзя просто щелкнуть пальцами и чудесным образом получить новую страну. Эти призраки на протяжении 100 лет как раковые клетки поражали общество. Оказалось, что внутри у молодого человека с прозападной позицией, вроде Федора, тоже живут демоны СССР.

Чед Грасия

Как изменился взгляд американцев на Чернобыль и Украину с 1986-го по 2016-й и как "Русский дятел" повлиял на это?

Не думаю, что мой фильм оказал какое-либо влияние пока что. Он маленький, документальный. Большинство американцев смотрят "Звездные войны" (да благословит их Господь), а не "Русского дятла". Но я надеюсь, что те, кто мой фильм посмотрели, с большим скепсисом теперь относятся к тому, что произошло на самом деле. Чернобыль был трагедией не только из-за радиации, но и из-за лжи. Ложь поражает не хуже радиации.

Американцы вообще не вспоминают о Чернобыле. Некоторые спрашивали: "Что такое Украина? Это город в России?". Пришлось добавить в фильм исторических фактов, чтобы зрители понимали контекст происходящего. После Майдана интерес к Украине вырос.

Сейчас такой гигант, как Netflix, начал скупать документальное кино. Как в связи с этим изменилась жизнь режиссеров-документалистов?

Это же здорово, что документалистов начали поддерживать финансово! Насколько я понимаю, раньше было всего несколько мест, куда режиссер мог прийти за деньгами: телевидение или друзья. Потому производство иногда занимало годы. Но теперь у нас есть Amazon, Netflix, Kickstarter  множество новых путей финансирования. Теперь наши фильмы могут посмотреть в Китае, Африке, Европе  это чудо, мечта!

В 2015 году Netflix купил украинский фильм "Зима в огне", который сейчас номинируется на "Оскар". Вы его видели?

Нет, даже не знаю, где его посмотреть. В прошлый мой визит в Украину Netflix не работал.

С января уже доступен.

Это замечательно!

Чед Грасия

Как вы считаете, какой из документальных фильмов возьмет  "Оскар" в этом году?

Я не видел всех номинантов, но думаю, что победителем станет "Взгляд тишины". Режиссер этого фильма Джошуа Оппенхаймер очень повлиял на меня. Своим фильмом "Акт убийства" он вдохновил меня на "Русского дятла".
Но номинация "Зимы в огне"  это большая победа для Украины.

Есть документальные фильмы, которые изменили вашу жизнь?

Документальное кино для меня как вкусный десерт, деликатес. Это зрелищно и приносит интеллектуальное удовлетворение. Когда смотришь "Звездные войны", понимаешь, что это всего лишь фантазия, которая не дает тебе информацию, применимую в реальной жизни. А вот "Акт убийства"  это такое же развлечение, как "Звездные войны", только я узнаю о человечестве что-то новое. Документальное кино  как мороженое, но только полезное.

Я пожил уже на этой земле и видел много безумия. А во время съемок я осознал, что люди способны на всяческие зверства: голодомор, Чернобыль, расстрел протестующих на Майдане. Также я понял, что есть люди вроде Федора — художники, гиперчувствительные люди, которые работают как радар. Они принимают сигналы призраков и знают то, чего не знают другие.

 

Читайте также: Зима в огне: Интервью с украинским номинантом на "Оскар".