— Андрей, какие самые ожидаемые премьеры 67-го Каннского фестиваля? Чем они выделяются среди остальных фильмов?

— Конечно, "Принцесса Монако". Удивительно, как эту исключительно киношную историю — голливудская дива приезжает в Канны, мечтает познакомиться с Пикассо, а выходит замуж за принца Монако — сняли только сейчас. А еще "Уильям Тернер" британца Майка Ли, "Звездная карта" канадца Дэвида Кроненберга — там про изнанку Голливуда; "Левиафан" Звягинцева... Это из всеобще ожидаемых. Мне лично очень интересен "Охотник на лис" Беннетта Миллера и "Поиск" Мишеля Хазанавичуса. Последний — потому что очень нравится оригинальный фильм 1947 года американца Фреда Циннеманна, авторским переложением которого является фильм Хазанавичуса.  

— Изменится ли подход к выбору победителей с новым составом жюри во главе с Джейн Кэмпион?

— Разумеется. Новая метла всегда метет по-новому. Выбор жюри отчасти продиктован вкусами и опытом его членов. А председатель иногда уступает своим подчиненным. Вот Клинт Иствуд в 1994-м поддался на уговоры Катрин Денев и вручил "Пальму" "Криминальному чтиву".

Alferov

— Какие шансы у украинских режиссеров Сергея Лозницы ("Майдан") и Мирослава Слабошпицкого ("Племя") победить в программах "Особый взгляд" и "Неделя критики"?

— "Майдан" Лозницы показывается как специальное событие, так что приз тут не предполагается. А у Слабошпицкого шанс есть. Плюс — ему в помощь политическая ситуация. Дай Бог!  

— Что вы советуете посетить в Каннах, кроме кинопоказов?

— Рыбный рынок, часовню и ночные показы на пляже. Экран в самом море, на экране, как правило, какая-то чудесная черно-белая классика. Мне особенно запомнился показ "Что случилось с Беби Джейн?" Роберта Олдрича. Под теплым пледом и с бутылкой розе. Очень было круто!