Расскажи, как ты начал заниматься татуировкой?

− До того как началась моя карьера тату-мастера, я сменил множество профессий − от грузчика до аэрографиста, при этом рисовал с самого детства, но до определенного момента не задумывался над тем, чтобы анализировать свои работы и повышать их уровень. В поиске себя в творческих профессиях переломным моментом стала потеря интереса к фотографии, которая была моим главным занятием последние пять лет до ухода в татуировку, и последовавший за ней, скажем так, творческий кризис. К тому времени у меня уже был забит один рукав, и друзья стали то ли шутить, то ли советовать, мол, раз уж я могу сносно рисовать и интересуюсь тату-культурой, то почему бы мне самому не стать тату-мастером. Первое время я даже не рассматривал всерьез такую возможность, так как полагал, что это слишком ответственная работа для меня.

Но потом, расспросив знакомых мастеров о подробностях дела, я решил, что, наверное, все-таки стоит попробовать, купил самый примитивный китайский набор для татуировки, собрал последние деньги и пошел на курсы. Ввиду отсутствия дохода из каких-либо других источников, вариантов было немного: либо я научусь чему-то и буду зарабатывать этим деньги, либо жить придется на улице. Примерно через месяц-два мне стало, действительно, интересно − я понял, что не ошибся в выборе профессии, и тогда начался настоящий профессиональный рост и полная отдача работе. 

Интервью Buro 24/7: Иен Левин

− Как появились первые татуировки у тебя?

− Это было примерно семь лет назад, тогда в Киеве никто из мастеров еще не думал над такими вещами, как необходимость оттачивать свою стилистику, самостоятельно рисовать выделяющиеся из общей массы эскизы, находить интересные технические решения. Их клиенты в свою очередь ни вкусом, ни фантазией тоже не отличались. Сейчас обычное дело выбирать себе мастера в Интернете, рассматривая сотни портфолио и составляя впечатление о самом татуировщике, но еще каких-то семь лет назад само понятие "портфолио" было не таким уж и важным − часто шли на сеанс к тому, чей номер телефона дали друзья, и набивали себе что попало. Первые мои татуировки − это картинки, скачанные из Интернета, в основном, неудачно подобранные и неудачно набитые. Впоследствии часть из них превратилась в полностью перекрытую черной краской руку, часть я удаляю лазером. Это хорошее напоминание о том, что не надо жалеть денег на татуировку, в то время я выбирал мастеров исключительно по критерию стоимости и почти совсем не задумывался о качестве, стиле или композиции.

− У тебя же есть твои татуировки, которые ты набил сам?

− Конечно, они есть фактически у всех татуировщиков. В основном, это передняя часть бедер − самое удобное место для самотатуирования. Осознанных татуировок среди набитых самому себе у меня не так много, впрочем, как и среди тех, которые мне били другие мастера в первое время. Юношеское рвение и глупость сыграли со мной злую шутку, и к тому моменту, когда я понял, что татуировки на мне очень и очень низкого качества, мое тело уже было покрыто ими наполовину. Это кардинально изменило мой дальнейший подход к выбору идеи татуировки и мастера для ее реализации, я прекратил "марафонское" забивание своей кожи всем подряд. Стал находить хороших татуировщиков, здесь их сейчас немало. Правда, чем меньше остается свободного места, тем тщательней приходится взвешивать каждую идею пополнения своей коллекции.

Levin

− То есть уровень киевских тату-мастеров внушает тебе доверие?

− В начале своей тату-карьеры я в последний момент отказался от переезда в Канаду, так как решил, что здесь смогу научиться большему. Так и произошло. На постсоветском пространстве Киев, пожалуй, лидирует по количеству ярких представителей своего узнаваемого стиля и тематики. Также я с удовольствием слежу за работой некоторых моих друзей и коллег в Санкт-Петербурге, Берлине, Лондоне, Мельбурне, Манчестере, Глазго, Нью-Йорке, Остине, Эдинбурге и других городах.

На постсоветском пространстве Киев, пожалуй, лидирует по количеству ярких представителей своего узнаваемого стиля и тематики

− Как ты нашел свой собственный стиль?

− Как и любой начинающий татуировщик, я бил все подряд − это лучший способ понять, что тебе ближе, и научиться минимальным основам разных техник. Когда я начал пытаться делать что-то свое, то поначалу ударился в ироничный русский олдскул и какое-то время посвятил ему. 
Что же касается графики и гравюр, я еще со школы увлекался историей и Средневековьем, любил книги и фильмы о Темных веках и крестовых походах, занимался исторической реконструкцией. На самом деле, странно, что я не пришел сразу к этой тематике и стилистике, а вспомнил о своем большом к ним интересе уже спустя довольно значительный промежуток времени. Напоминанием послужили коллажи из гравюр, которые делал один мой знакомый. Так я и набил свою первую татуировку в гравюрном стиле. Рисунок был не мой, но в процессе стало понятно, что этот стиль мне ближе всего.

Levin

Причем сначала это были даже не совсем классические штриховые гравюры, а некий симбиоз гравюр с нарочито грубоватыми скетчами. Получались такие неотесанные, композиционно простые, бескомпромиссные и очень атмосферные изображения. Собственно, тогда же они меня и прославили в определенной мере, это было неожиданно, но сложилось так, что эти татуировки очень сильно выделялись на общем фоне, плюс именно такой грубой скетчевой и сугубо черной техники мне до тех пор нигде видеть не доводилось. Сейчас я рисую и набиваю уже совсем другие вещи, но некоторые из клиентов приходят именно за той стилистикой.

Вместе с тем утверждение "нашел свой собственный стиль" не совсем уместно, так как в моем случае этот самый стиль постоянно трансформируется. Внимательный зритель, глядя на мое портфолио, может проследить, как со временем в работах плавно меняются соотношение техник, тематические рамки, атмосфера, тональный баланс, динамика и композиция. Важно экспериментировать и постоянно так или иначе выходить за рамки привычно выполняемой работы, выходить не далеко и утонченно. Иначе я рискую превратить авангард в болото самоповторения. 

Важно экспериментировать и постоянно так или иначе выходить за рамки привычно выполняемой работы, выходить не далеко и утонченно

Интервью Buro 24/7: Иен Левин

− Чем отличается стиль гравюрной татуировки от остальных?

− В первую очередь, тем, что в классической гравюре все выполняется только контуром, без закрашенных областей и без мягких теней. Чаще всего графика и гравюры набиваются в один цвет − черный. Такие татуировки требуют очень твердой руки и хорошей технической подготовки узкой направленности. Чтобы нарисовать достойную гравюру, нужно не только обладать навыками академического рисунка, но и разбираться непосредственно в истории ксилогравюры. 

Интервью Buro 24/7: Иен Левин

− Разыскивая информацию о гравюрной татуировке, я обнаружила  множество каких-то рогатых баранов и роз, которые, очевидно, очень популярны. Расскажи о самых модных трендах в гравюрной татуировке.

− Трендов сейчас рождается всё больше, часто это происходит из-за того, что татуировщики вдохновляются работами своих коллег по цеху. Но пока что трендовость используемых тем все еще уступает самой по себе теме гравюр и графики в татуировках. Неофиты берут наиболее популярные сюжеты и наспех переделывают их в графику. Не сказать что результаты очень привлекательны, но именно так и можно прийти к чему-то своему.

− Я слышала, что многие тату-мастера отказываются набивать имена, потому что потом к ним обращаются с просьбой перебить или удалить тату. Есть что-то, что ты никогда не будешь набивать клиенту?

− Многие тату-мастера не отказываются ни от чего, за что им готовы заплатить, даже если это в четвертый раз переделанное имя. Отвечая на вопрос, скажу, что никогда не буду претворять в жизнь посредственные идеи. Это как минимум 95 % идей любого человека. 

Levin

− У тебя за плечами множество коллабораций. Можешь рассказать о самых интересных?

− На сегодняшний день у меня порядка 30 коллабораций, некоторые из них завершены, некоторые не ушли дальше совместной идеи. Мои рисунки печатались на кейсах айфонов, на футболках, свитшотах и специальной серии тарелок. Работал над витринами для Helen Marlen и делал чертежи тату-машинок для Vlad Blad. Из неожиданных сотрудничеств была работа для музыкального фестиваля Qlimax: по их брифам я нарисовал картинки, которые в видео превращались в татуировки на коже монаха. Среди этого поступают и неожиданные предложения, например, составить аромат из масел или выпустить коллекцию ювелирных украшений из золота и серебра.

− Недавно в журнале Garage был опубликован фотопроект, в котором ты принял участие. Расскажи, в чем заключалась его суть?

− Автор идеи − Ник Найт. Цель проекта − сделать первый в мире эдиториал из татуировок. Ник сфотографировал шестерых моделей, среди которых были Кара Делевинь, Джорджия Мэй Джаггер, Роузи Хантингтон-Уайтли, Лия Кебеде, Марина Нери и Карли Клосс. И выбрал семерых татуировщиков: Скотта Кэмпбелла, Максима Буши, Филипа Ярнелла, Фредди Негретта, Генри Хейта, Доктора Ву и меня. Задача мастеров состояла в том, чтобы интерпретировать фотографию, сделанную Ником, в татуировку в своей стилистике. После того как я сделал скетч, мне предстояло набить его на реальном человеке, сфотографировать результат и отправить обратно. Самого сильного результата я ждал от Скотта Кэмпбелла, и он не подвел.

Levin

− Как ты планируешь развиваться дальше?

− Заканчивается подготовка к официальному релизу моей новой студии. В ближайшем будущем начнет работать интернет-магазин, ассортимент которого пока не разглашается. Дальше − галерейная деятельность.

Интервью Buro 24/7: Иен Левин