Дирижер Кирилл Карабиц - один из немногих талантливых украинцев, получивших признание за рубежом. Кирилл, сын известного украинского композитора Ивана Карабица, окончил Киевскую консерваторию, затем стажировался в Вене и Штутгарте.

Он дирижировал Хьюстонским симфоническим оркестром и Лос-Анджелесским филармоническим оркестром, работал с симфоническими оркестрами Миннесоты, Сан-Франциско и Вашингтона. В мае молодой маэстро - главный дирижер Симфонического оркестра Борнмута - получил престижную награду британского Королевского филармонического общества в номинации "Дирижер года". А 14 августа Кирилл Карабиц дает концерт в лондонском Альберт Холле в рамках престижного фестиваля BBC Proms.

Сейчас музыкант принимает участие в турне нового и динамично развивающегося проекта I, CULTURE Orchestra, их общий концерт в Киеве состоится 4 сентября. Buro 24/7 встретилось с Кириллом Карабицем в отеле InterContinental, и маэстро рассказал нам о своем становлении как дирижера, а также поделился грандиозными идеями относительно проектов в Украине.

Интервью Buro 24/7: Кирилл Карабиц

Стала ли для Вас неожиданностью награда британского Королевского филармонического общества в номинации "Дирижер года"?

Конечно. Королевское филармоническое общество имеет очень давнюю историю, в свое время они заказали Бетховену 9-ю симфонию, чем очень гордятся. Я впервые дирижировал данное произведение в этом году в Варшавской филармонии в марте, а потом у меня начинались репетиции с Лондонским оркестром. В тот день я прилетел утром после первого большого концерта в Варшавской филармонии и получил имейл, что стал дирижером года. Вот тогда и стало ясно, зачем я дирижировал вчера симфонию - все сложилось как паззл.

Что значит эта награда в музыкальной среде?

Это самая основная и престижная в Англии награда для дирижера, настоящее признание. Они написали очень трогательные слова, что мои концерты обогащают духовную культуру Великобритании.

Интервью Buro 24/7: Кирилл Карабиц

В настоящее время Вы занимаете должность главного дирижера Симфонического оркестра Борнмута. Вам поступают приглашения от других оркестров?

Конечно, поступают. Но смена оркестра - это тонкий процесс, поскольку следующая позиция всегда показательна; второй жест всегда важнее первого, потому что первый может быть неудачным, пробным, а после второго уже понятно, что человек из себя представляет. Главным дирижером я впервые стал в Симфоническом оркестре Борнмута, и смена оркестра будет очень серьезным, обдуманным ходом, поскольку повлияет на мою карьеру. Сейчас мне поступают разные предложения, но я пока не чувствую, что они станут моим следующим шагом.

Дирижерская школа в Украине и на Западе сильно отличаются?

Да, сейчас в принципе все зависит от личности дирижера: если он преподает и создает какую-то свою школу, то последняя существует, неважно где - в Америке или Европе. У нас есть дирижерская школа, она находится в некоем скрытом состоянии, но я себя абсолютно идентифицирую с ней. Я просто чувствую интуитивно, что продолжаю путь, который начинался с Константином Симеоновым и Стефаном Турчаком.

Интервью Buro 24/7: Кирилл Карабиц

Кого Вы можете назвать своими учителями?

Мой первый учитель - Виталий Иванович Лысенко. Еще в 12-13 лет, учась в школе-десятилетке, я хотел дирижировать симфонии, реквиемы в классе с фортепиано. И он разрешал, подарил мне ощущение, что все возможно: "Хочешь "Реквием" Верди дирижировать - давай, приноси на следующий урок". И это была ценнейшая практика, после общения с ним вырастали крылья. И я решил, что это мой путь. А он - Виталий Иванович - чистый продукт симеоновской школы. Потом я попал в консерваторию к Венедиктову, который тоже близок к Симеонову. Я, к сожалению, самого Симеонова не застал, но все, что мои учителя рассказывают о нем, - мне очень близко.

То есть Ваши главные преподаватели были в Украине?

Конечно. Еще Роман Кофман - у него больше симфоническое дирижирование, потому что Симеонов все-таки несколько оперный, вокальный дирижер.

Интервью Buro 24/7: Кирилл Карабиц

У Вас есть своя манера дирижирования?

Наверное, есть. Недавно сняли фильм о Симеонове, и Венедиктова спросили, что отличало Симеонова от других дирижеров. Он сказал такую фразу, в которой я узнал себя: "Это такая скрупулезная подготовка к репетиции, к концерту, буквально зазубривание партитуры до дыр, но когда выходишь к коллективу, все это забываешь, стираешь и действуешь спонтанно, полностью полагаясь на момент ощущения. И все, что делалось до этого, выбрасываешь, его не существует". Я именно такой. Конечно, случаются разные ситуации. Бывает, иногда приходится подстраиваться к определенному оркестру, который привык к той или иной манере исполнения.

Вы принимаете участие в турне проекта I, CULTURE Orchestra. Как случилось это сотрудничество?

I, CULTURE Orchestra это интересный польский проект, который Польша учредила во время президентства в Европейском союзе. Из семи государств Восточной Европы собирают молодежный оркестр из самых талантливых исполнителей, и в этом году меня пригласили дирижировать. По подготовке я уже вижу, что это будет интересное событие и для моей жизни в том числе, поскольку в нем присутствует восточно-европейская тематика. Кроме того, мне удалось поставить украинские произведения: симфоническую поэму Бориса Лятошинского "Гражина", которую мы повезем в Скандинавию и Прибалтику. 

Интервью Buro 24/7: Кирилл Карабиц

В каких музыкальных проектах Вы еще будете задействованы в ближайшем времени?

До 15 августа, когда стартует турне I, CULTURE Orchestra, еще целая жизнь должна пройти. 30 июля я дирижировал "Весну священную" с Филадельфийским оркестром, который в свое время сыграл премьеру "Весны" в Америке. А 3 августа у меня концерт с Кливлендским оркестром. Это два монстра, наверное, самые лучшие оркестры в мире. В Кливленде я играю 5-ю симфонию Прокофьева, концерт Чайковского для скрипки и увертюру Глинки к "Руслану и Людмиле".

Есть ли у Вас какие-то планы относительно Украины?

Идеи есть, их всегда много, просто не на все хватает времени. Сейчас одна мысль находится в процессе формирования: я хотел бы организовать молодежный оркестр, так как Украина - единственная страна в мире, в которой его нет. Молодежь здесь талантливая, и я ищу, как интересно этот формат осуществить в данных условиях.

При Вашем участии с Симфоническим оркестром Борнмута был записан диск украинской музыки с произведениями Ивана Карабица и Валентина Сильвестрова. Сложно ли играть произведения собственного отца?

Не сложно совершенно. Я чувствую его музыку настолько, что мне это не представляет особых усилий. Это интересно, поскольку оркестр сам попросил сделать такой проект, ведь им тоже хочется узнать обо мне побольше. Конечно, ответственность есть, но она приятная, потому что я знаю, что эта музыка очень достойная, поэтому и нет никакой боязни, что что-то получится не так.

У Вас есть любимые и, наоборот, нелюбимые композиторы и произведения, которые легко или тяжело играть?

Практически нет. Есть такое выражение: любимый композитор это тот, которого я сегодня дирижирую. У каждого человека всегда можно найти что-то интересное. Естественно, славянский список композиторов для меня легче, чем все остальные.

Почему?

Это необъяснимые вещи. Так заложено природой, и никуда от этого не уйдешь. Так сложилось, что я продукт, состоявшийся здесь. Но я много времени провел в Вене - учился, закончил Венскую академию. Поэтому я чувствую, что венская школа и композиторы тоже мне очень близки. Но если бы вы спросили, кто мой самый любимый композитор, я бы сначала назвал Моцарта, а потом уже Прокофьева, Чайковского.

Как Вы, классический музыкант, относитесь к современной музыке?

Мне может что-то понравиться, но это моментально, в течение нескольких секунд. В последнее время я слежу за "Океаном Ельзи", и хотелось бы даже что-то сделать вместе. В то же время здесь надо придумать особый формат, в котором обе стороны будут равноправными.

А иностранные исполнители Вам нравятся?

У меня не хватает времени ходить на концерты. Но если вдруг где-то на слух что-то легло, то запоминается надолго. Недавно в Испании я репетировал в крупном комплексе с большим количеством залов и оркестров, и в паузе между репетициями шел по коридору и услышал фантастическую музыку. Она настолько меня вдохновила, что я заговорил с музыкантами. Они оказались арабским ансамблем "Барселона", играющим джаз и рок - это фантастическая штука. Я с ними познакомился, и мы даже планируем сделать что-то вместе. Было бы на все время.