Накануне открытия в Киеве Гогольfest Buro 24/7 пообщался с основателем и главным идеологом фестиваля Владом Троицким. Влад рассказал нам о главной теме и особенностях программы мероприятия в этом году, о будущем театра "Дах" и поделился своими идеями культурных и социальных проектов в Украине.

Buro 24/7: Мотив фестиваля в этом году - "Присвой себе "Гогольфест". Объясните, что значит этот формат?

Влад Троицкий: Цель данного формата - сделать так, чтобы неравнодушная часть украинцев получила свое мероприятие, фестиваль, где каждый почувствует себя полнокровным и полноценным участником. Мы употребляем понятие "присвоить" с точки зрения духовного прагматизма; ведь когда у человека появляется своя территория, он начинает ее защищать, возникает понятие ответственной жизни за себя и за общество. Это идеалистическая модель, но я в нее верю, потому что думаю, что украинцы устали жить в бесконечном унынии и жалобах. Сейчас на фестивале работают пара сотен человек, и они трудятся за идею, создавая пространство, которое уже присвоили. И это волшебно: расписывается храм, делаются спектакли, пишется музыка.

B: Гогольfest отмечает свое 6-летие. С каждым годом организовывать фестиваль легче или труднее?

В.Т.: Пока у меня закрыто где-то 40% бюджета фестиваля, но так как взносы посетителей также станут меценатскими, они сделают свой вклад. Посмотрим, сумеем ли мы мобилизовать тех людей, которые придут на Гогольfest как зрители.

Конечно, у нас нет крупных спонсоров, но уже появляется ощущение, что бескорыстное меценатство в нашей стране становится нормой. Это небольшие суммы, но они начинают работать. Сейчас как минимум десять бизнесменов помогают небольшими суммами: например, Руслан Крамаренко, образовавший благотворительный меценатский фонд, или наш главный спонсор Женя Уткин. Также в штате Колорадо, Америка, основано образовательное движение "Аспен-содружество" - оно проводит 5-дневные семинары, в течение которых ты погружаешься в изучение базиса философии европейской цивилизации от Аристотеля до Вацлава Гавела и обсуждаешь тексты Гоббса, Сартра, Маркса, Прудона в диалогах с людьми, которые чего-то достигли в жизни. Когда пришло время делать фестиваль, несколько людей из "Аспен-содружества" - та же Лиля Млинарич, организатор "Джаз Коктебеля", - откликнулись на мою просьбу о помощи. Кроме того, сейчас мы запустили молодую версию "Аспена", чтобы молодежь прошла эти семинары и тоже почувствовала вдохновение, чтобы у нее появилась энергия заблуждения.

Интервью Buro 24/7: Влад Троицкий

B: Как возникла идея и главная тема фестиваля - "Храм"?

В.Т.: Безусловно, наш "храм" находится вне конфессий, но из нашей жизни исчезает ощущение чуда, нам становится неинтересно жить. И храм в этом плане рассматривается как сакральное мистическое место свободного человека искусства. К открытию фестиваля я подобрал строки из "Интернационала": "Никто не даст нам избавленья / Ни бог, ни царь и ни герой / Добьемся мы освобожденья / Своею собственной рукой". Освобожденья прежде всего от самих себя, от своего рабского сознания, потому что мы боимся быть свободными. А свободным человек становится только в момент творчества, тогда он подобен Богу. И это не обязательно художник, это и учитель, и врач - любой человек, который творчески относится к своей жизни. Жизни как чудо. С другой стороны, архитектоника пространства на Выдубичах напоминает архитектуру трехнефового католического собора. В нем стеклянные стены, поэтому появилась идея предложить художникам расписать эти стены как витражи. В итоге получилось 2,5 тысячи метров витражей, и это невероятно. Открытие Гогольfest будет представлять собой большой перформанс, посвященный раскрытию этих образов, его точно стоит посмотреть.

B: В этом году программа особенно интернациональная. Вы сами находите участников фестиваля или они находят вас?

В.Т.: Мы всегда сотрудничаем с нашими дружескими институциями: французским культурным центром, польским институтом, посольством Швейцарии, чешским культурным центром, посольствами Испании, Швеции, Литвы, Венгрии, русским центром и т.д. В этом сотрудничестве заключается нормальный прагматизм - ведь для того, чтобы какой-то институции организовать свой ивент, ей нужно арендовать пространство, потратить деньги на мероприятие, рекламу и т.д. И здесь мы используем синергетический эффект: например, французы вкладывают в работу Рикарделя (французский воздушный гимнаст и режиссер Стефано Рикардель - ред.) и получают инфраструктуру фестиваля, ажиотажный спрос на спектакль и, главное, реальную встречу двух культурных цивилизаций.

Интервью Buro 24/7: Влад Троицкий

B: По какому принципу отбирались спектакли на Гогольfest в этом году?

В.Т.: По принципу качества. Я их все видел, и, поверьте, у меня есть некий опыт отсмотра спектаклей. Тем более, это наши старые друзья; так, говоря о Национальном театре Венгрии, сразу подразумеваешь качество. В этом году у нас получилось два спектакля Виктора Рыжакова, и для публики будет интересно посмотреть, как режиссер, с одной стороны, работает с венгерскими и украинскими актерами (спектакль "Парикмахерша") и настоящим студенческим театром школы-студии МХАТ ("Гогольревизор"), с другой. Польская программа - это давнишняя дружба с Люблином и фестивалем "Конфронтация", испанская - дружба с испанским посольством, вместе с которым мы отобрали танцевальный спектакль "Интимный круг". Вирляна Ткач - из Нью-Йорка, и "Дах" - родом из Украины.

B: Кстати, вспомнив о последнем: недавно стало известно, что вы закрываете театр "Дах" как репертуарную площадку. Как дела у театра сейчас? 

В.Т.: "Дах" закрывается как репертуарный театр - то, что требует содержания труппы, которая должна получать постоянную зарплату. А это сложно, так как государство нас не поддерживает. Если не найдется финансирование города, то следующий этап будет проектным: делается спектакль, играется без перерыва две-три недели, потом он консервируется, а раз в год устраивается шоукейс, на который приглашаются интерпренеры.

B: То есть возможность увидеть "Дах" еще будет?

В.Т.: Да, но старого репертуара уже не будет. Эта идея зрела у меня достаточно давно, так как я понимал, что не имею права требовать от актеров, чтобы они существовали на грани выживания. С девчонками получилось лучше, потому что сначала появилась "ДахаБраха", которая сейчас более или менее автономно существует, а теперь и DakhDaughters, которые будут успешным и востребованным проектом, потому что музыка все-таки более доступна, чем театр.

Интервью Buro 24/7: Влад Троицкий

B: Возможно ли вывести украинский театр на новый уровень, чтобы он был представлен на ведущих мировых фестивалях?

В.Т.: У меня есть идея Центра инновационной режиссуры, для этого нужны пространство - театр с двумя или тремя залами - и стабильное финансирование в течение двух-трех лет. И тогда я гарантирую, что украинский театр - не мой, а многих режиссеров - будет представлен на мировых площадках. Центр - это идея, с которой я уже лет пять хожу по Украине, и я думаю, что воплощу ее в жизнь в Венгрии, возможно, в Москве.

B: На Гогольfest вы вводите новый формат - мастерские MakeLAB. Какие вещи будут там производиться?

В.Т.: Там есть и 3D-принтеры, и вручную сделанные книги. В мастерских представлены разные технологии, потому что людям в современное обезличенное технологическое время не хватает личностного участия в процессе. И поэтому появилась инициативная группа, которая предложила проявить это на фестивале. Вообще, вся программа фестиваля строится по принципу полного аутсорсинга: если кто-то входит со своей идеей и сам находит финансирование, я не мешаю. Если "Мастер-класс" (Дом образования и культуры "Мастер-класс" - ред.) говорит, что сделает программу академической музыки, я отвечаю: "Слава Богу". Кстати, 15 сентября состоится фантастический концерт Эдуарда Артемьева при участии 130 музыкантов, хора и симфонического оркестра.

Интервью Buro 24/7: Влад Троицкий

B: Вы анонсировали создание в Украине арт-кластера. Что это такое и в какой форме он будет существовать?

В.Т.: Я о нем мечтаю. Это, собственно, завод "Выдубичи", хозяин которого Анатолий Юркевич сейчас делает достаточно большую инвестицию в инфраструктуру этого будущего арт-кластера: коммуникации, освещение, замена окон и т.д. К этому нужен достаточно серьезный подход, и он необратимо решил за год-полтора превратить завод в арт-кластер по аналогу дизайн-завода "Флакон", Винзавода, "Стрелки" и прочих.

Интервью Buro 24/7: Влад Троицкий

B: Какую роль в создании арт-кластера будете играть вы?

В.Т.: Пока я идеолог. Я не буду главным оператором, это больше административная функция, а я все-таки режиссер. Но некую управленческую функцию я буду выполнять. Сейчас Гогольfest - это прообраз арт-кластера. Потом сформируется команда людей, которая войдет в него как постоянно действующий проект.

Интервью Buro 24/7: Влад Троицкий

B: А как же Украина? Все упирается в финансирование?

В.Т.: Дело в том, что культуру у нас финансируют много, просто неэффективно: например, в штатах Национального театра им. Франко или Оперного театра по 500 человек, но являются ли они национальными по сути, а не по языку - другой вопрос.

B: Расскажите о ваших планах после фестиваля.

В.Т.: Мне надо поставить пару спектаклей - один в Венгрии, один во Франции, - еще музыкальный спектакль в России и оперу, скорее всего, в Национальной опере в Будапеште или в Дебрецене. Насчет оперы - хочу поставить что-то современное.

А касательно идей - я придумал проект "Справжня Україна". Он заключается в создании ресурса, куда деятели контента складывают свои заявки, например, о том, что украинские школьники заняли первое место на олимпиаде по математике, или о том, что открылась выставка и т.д. А журналисты на своих ресурсах используют этот контент и, чтобы их не смывало новостной волной, пишут в начале материала слова "Справжня Україна". И тогда человек, который читает новости, волей-неволей понимает, что есть все-таки что-то настоящее.

Интервью Buro 24/7: Влад Троицкий

B: Влад, откуда вы берете энергию на все свои проекты?

В.Т.: На самом деле у меня все непросто. С одной стороны, полтора месяца назад у меня была сложнейшая операция на мозге, и я только на днях вернулся из Германии. С другой, я понимаю, что жизнь слишком коротка. Можно лечь спокойно и ждать, пока или придешь в себя, или умрешь, или же делать свое дело, не жаловаться и радоваться жизни. Конечно, иногда возникают сомнения. Не могу сказать, что я абсолютно не сомневаюсь, например, в целесообразности проведения сейчас Гогольfest. Потому что сейчас я не могу ни по времени, ни по ресурсам заняться своим спектаклем, я все мобилизовал на Рикарделя и лечение. К счастью, мне помогает моя жена - моя любимая женщина и актриса, она выполняет функцию кризис-менеджера при фестивале, и это с моей стороны не совсем хорошо по отношению к ней. Я очень благодарен ей и команде фестиваля... И я просто счастлив, что мы нужны людям.

Интервью Buro 24/7: Влад Троицкий