Российский режиссер Валерий Тодоровский на прошлой неделе посетил 4-й Одесский международный кинофестиваль, где представил свою последнюю продюсерскую работу - "Географ глобус пропил". Фильм, снятый по роману Алексея Иванова, получил две главных награды ОМКФ - Гран-при по результатам зрительского голосования и "Лучший фильм" по мнению жюри.

Buro 24/7 пообщалось с известным кинематографистом об истории создания триумфальной картины и о том, чем отличается коммерческое кино от фестивального.

Валерий, вы выступили в качестве продюсера фильма "Географ глобус пропил". Быть продюсером сложнее, чем режиссером? Какое амплуа вам ближе?

Это не сложнее и не легче, это иной вид спорта. Так, как если выбирать, что тяжелее - бег или бокс.

То есть из предыдущего вида спорта вы не уходите?

Нет, конечно, и то и другое требует определенных навыков и талантов. Они где-то рядом и участвуют в одних Олимпийских играх. Есть люди, которым нравится заниматься разными видами спорта, есть те, которым только одним, мне же нравится сразу двумя.

Интервью: Валерий Тодоровский

Вы вынашивали проект фильма "Географ глобус пропил" в течение нескольких лет, но в результате передали его Александру Велединскому. Почему?

Я действительно несколько лет этим занимался, и наступил момент, когда надо было начинать фильм, и вдруг я понял, что перегорел. Такое случается. Я даже ездил в Пермь выбирать натуру, а часть моей группы потом перешла к Саше - причем не самая плохая часть. Я понял, что у меня есть огромное уважение к этой истории, но уже не осталось того запала. И это был правильный момент, надо было отойти в сторону, потому что возникла опасность, что я могу сделать картину с холодной душой. И дальше началась счастливая история, потому что Саша включился и увидел все по-новому. Надо сказать, что он делал не тот фильм, который хотел сделать я, он создал свой, который мы сейчас и видим.

Какой была бы эта картина, если бы ее снимали вы?

Особенность ситуации в том, что я уже забыл. Уже снят другой фильм, и кажется, что именно он и есть правильный. Иначе я бы постоянно ходил за Сашей и говорил: "Это не так, то не так..." Но так как это катастрофа и путь в никуда, надо полюбить этот другой фильм. Поэтому я не знаю, каким бы он был в моем исполнении, это абсолютно сослагательное наклонение.

Интервью: Валерий Тодоровский

Почему вы так долго готовились к съемкам?

Это было связано с моей собственной жизнью. Поначалу у меня была сильная усталость после фильма "Стиляги", я не очень был готов что-то делать, был выпотрошен. Потом что-то мешало, отвлекало, жизнь не позволяла начать что-либо делать...

Расскажите о финансировании картины "Географ глобус пропил".

Этот фильм получил деньги у Российского фонда кино. Они выставили список тем, на которые хотели бы выделить финансирование, и в нем я увидел "образ современного учителя России". Я пришел к очаровательному Сергею Толстикову, который тогда этот фонд возглавлял, и сказал: "У меня есть потрясающая идея, то, что вы хотите, - про учителя". Как выяснилось, книгу никто не читал, хотя я был уверен, что она известная и популярная. "Хороший?" - спросил меня Толстиков. "Очень, - отвечаю. - Просто как сочинение на заданную тему". Он на меня посмотрел и сказал: "Чернушный?" Я его заверил: "Нет!" Таким образом удалось получить помощь фонда. Также на каком-то финальном этапе в этом участвовал канал "Россия", который приобрел права на телепрокат, и эти деньги пошли в фильм.

Интервью: Валерий Тодоровский

Две ваши последние работы в качестве режиссера и продюсера - "Стиляги" и "Географ глобус пропил" - это коммерческое или фестивальное кино? 

Всю свою жизнь я пытаюсь идти по лезвию бритвы: хочется создавать настоящее киноискусство и при этом делать его доступным и понятным широкому зрителю. Это неблагодарное занятие - иногда получается, а иногда нет.

Со "Стилягами" выходит странная история. Одни считают, что "Стиляги" - это коммерческое кино, другие - что фестивальное. У картины была хорошая фестивальная судьба, она получила очень много наград в разных странах. Одновременно это было кино для подростков и публики, которые его полюбили. Значит, можно совмещать, что я и пытаюсь делать.

Мне кажется, что "Географ..." имеет шанс быть принятым широкой публикой. Мы это увидим уже осенью, когда фильм выйдет в прокат. Посмотрим, но я не вижу в нем ничего недоступного и непонятного для нормального зрителя.

Не возникало ли у вас желания экранизировать другие романы Алексея Иванова?

У него есть еще два романа, которые обязательно когда-то будут экранизированы: "Сердце Пармы" и "Золото бунта". На мой взгляд, они просто выдающиеся. Но, к сожалению, подобные проекты очень дорогостоящие, это десятки миллионов долларов. По сути, это русский "Властелин колец". Поэтому не знаю про себя лично, но вообще думаю, что Иванова должны обязательно экранизировать, когда найдутся такие деньги.

Интервью: Валерий Тодоровский

Недавно вы закончили работу над 12-серийным фильмом "Оттепель". О чем он?

Я сделал сериал о том, что знаю лучше всего, - о кинематографистах, то есть о себе, о своих друзьях, о моих родителях, об их друзьях. Я снимал сериал, который мне интересен. Когда ты делаешь такую вещь, то, безусловно, рассчитываешь на массового зрителя. Потому что в отличие от кино, которое может поехать на кинофестиваль и выиграть приз, сериал туда не поедет, его просто покажут двенадцать вечеров по телевизору. И если люди его не будут смотреть, его могут просто снять с эфира. Поэтому ты, безусловно, делаешь массовый продукт. Другой вопрос, что бывает продукт, ориентированный на "дебилов", а есть массовый продукт, который пытается пробиться даже к таковым - я уже не говорю про нормального зрителя - и сказать что-то важное, в том числе и увлечь, вызвать разные чувства и эмоции, рассмешить, заставить плакать - это все заложено в моей истории. Я подожду с волнением и трепетом, как примет это публика в октябре, когда его покажут по ТВ. 

Интервью: Валерий Тодоровский

Ваше последнее полнометражное кино - "Стиляги" - вышло в 2008 году. Когда ждать следующего?

В ближайшее время вряд ли, потому что я только что закончил сериал и очень вымотан этой работой.

Над сериалом сложнее работать, чем над полнометражным фильмом?

Это тоже другой вид спорта, я не знаю, что сложнее. Пока мне нужно очнуться немножко, а затем понять, что я хочу делать дальше. Пока я этого не понял.