Радужные градиенты и безразличие к цвету; влечение к рекламной эстетике, поэзии, девайсам и эппам, спортивной обуви, глупостям, чистым формам; ностальгия по девяностым и ирония по поводу ностальгии по девяностым (ведь уже можно ностальгировать по нулевым). Этот набор описаний подходит и улицам, и одеждам, и образу жизни сегодняшнего дня. Более того, нанизанный на стройные концепции, социально-экономическую критику и деконструкцию истории искусства, этот набор описаний применим к работе целого ряда современных художников. За последние десять лет направление развило неоднозначное название "постинтернет", а заодно скрытое почтение и открытую неприязнь к этому слову внутри самого сообщества. 

В этом названии есть два измерения. С одной стороны, оно является одновременно данью нет-арту, явлению, возникшему в 90-х из завороженности интернетом и html-кодами, и перешагиванием через него. С другой стороны, термин "постинтернет" связан с изменениями в более широком масштабе (это видение сформулировало в прошлом году онлайн-издание Rhizome). Сегодня отсутствует какая-либо отдельная интернет-культура, рамки и методы которой исследовал нет-арт, сегодня  вся культура производится и может быть прочитана с помощью интернета. Искусство не может остаться в стороне от этих изменений. Потому в своих наиболее инновационных направлениях занимается как повторением прозаических практик пользования онлайн-ресурсами вроде Etsy или Shutterstock, так и исследованием общих черт современной визуальной культуры, заданной программистами, дизайнерами и каждым из ее потребителей. Большинство авторов, ответственных за определение "постинтернет", живут в Нью-Йорке — это факт, несмотря на их попытку снести культурные границы понятием wifi-based artist (так, в частности, называет себя художница Кари Альтман).

Середина сентября была отмечена двумя особо показательными новостями, именно того рода тонкими и прозрачными новостями, которые при чуть более пристальном взгляде раскрывают многогранную картину происходящего.

Во-первых, был объявлен список номинантов на международную премию Prix Net Art. Необходимо заметить: способ производить искусство, возникший двадцать лет назад, не отмирает и не становится менее интересным, когда свежая кровь дописывает к нему приставку пост-.  Но постинтернет наделил продукты цифрового мира способностью становиться физическими объектами, то есть стал создавать материальные объекты, основываясь на логике нет-арта и онлайн-коммуникации в целом. Сегодня, когда "Твиттер" может разворачивать революции,  интернет — это не диковинка, которую интересно испытывать в качестве художественного метода. Интернет — это рутинный способ существования информации, неотделимый от ее существования в мире офлайн. Постинтернет-искусство работает как раз с этой связью, ее содержанием (особенно наиболее бессмысленным, а потому правдивым), эстетикой и инструментами.  

Из офлайна с любовью

Инсталляция Антуана Катала

Учреждение Prix Net Art говорит о том, что за последние годы нет-арт покинул нишу искусства для гиков и узкопрофильных искусствоведов, превратившись в ощутимый и популярный культурный тренд. Один из номинантов на премию, Райдер Риппс (Ryder Ripps ), известен, помимо прочего, своей коллаборацией с Kenzo в качестве автора фантазийной работы о моде и экологии, а также принтов для специальной линии футболок и свитшотов. Показательно то, что в шорт-лист премии вошли и мастодонты-пионеры чистого сетевого искусства, вроде Оли Лялиной и JODI, и звезды постинтернета Кари Альтман и Петра Кортрайт, художница Чао Фей, уверенно заявившая о себе в совершенно неэлектронных форматах, а также как творец виртуального города RMB city. Но мухи спутаны с котлетами все же неспроста. Нет-арт превратился в более широкое понятие — симметрично тому, как интернет становится все более неосязаемым, неотличимым от действительности явлением. Таким же образом, как изобретение фотографии изменило статус живописи, интернет постепенно изменяет понимание визуального искусства в целом. Но на самом деле связь искусства и интернета находится только на начальной стадии развития. Взаимопроникновение мира онлайн и офлайн — это воплощаемая, но все еще фантазия. Постинтернет, собственно, играет в ее осуществление: иногда по-тинейджерски гротескно, иногда интеллектуально. 

Отсюда и частый скепсис к течению: искусство берет на себя изобретение и предвосхищение той банальности, которая еще не наступила. И для этого существующую банальность беспристрастно препарирует: вот ваши фотографии котов, Uggs, магнитики, Ikea, открытки, бытовая химия, фастфуд, логотипы, патенты — какая потрясающая информация, какие полезные артефакты, но это же все, что от вас осталось! "Вот вы, мужчина, у вас в усах капуста где-то недокушанных, недоеденных щей; вот вы, женщина, на вас белила густо, вы смотрите устрицей из раковин вещей". Постинтернет острит, но, в отличие от футуризма из прошлого века, никому в лицо не плюет. Течение склонно цитировать, скорее, абсурдистов вроде Ионеско и дадаистов, более тонко презиравших Первую мировую и общество, ее родившее. Сегодняшнее искусство подвергает сомнению и проверке существующие системы общественных, экономических, политических взаимоотношений, имитируя их атрибуты, в целом, производит вакцину от "банальности зла". Брэд Тремель, художник и преподаватель в Pratt Institute, продает онлайн  безумные сочетания из колбасы, свежей рыбы и фруктов (как дань моде на органику), шампуней, книг и носков. Кори Аркейнджел устраивает скромный обувной уют в стенах Lisson Gallery. Арти Фиркант создает конфигурации, пользуясь объектами из популярных мебельных и строительных магазинов.

Здесь уместно вспомнить о второй новости, которая заставляет задуматься о происходящих в сегодняшнем искусстве изменениях: нью-йоркская группа DIS была назначена кураторским коллективом IX Берлинской биеннале 2016 года.

DIS — это четверо деятелей и исследователей культуры, редакция онлайн-издания DIS Magazine. Помимо этого, они являются основателями саркастичного, но действительного фотобанка DISimages, который содержит работы многих из вышеупомянутых авторов, а также ритейла DISown, который предлагает повседневные "продукты от ведущих художников, способные изменить вашу жизнь". Действительно, группа DIS в большой степени, осознанно или нет, определила лицо того, что сегодня называется постинтернет-искусством. Безумно популярные среди самых разных аудиторий, они оставались ироничными маргиналами международной сцены искусства, своеобразными умниками с задней парты, прогуливающими скучные семинары.  Назначение DIS кураторами биеннале означает, что внутри условной международной сцены искусства обнаружилась достаточная почва для того, чтобы назвать постинтернет основной культурной планкой сегодняшнего дня.

Берлинская биеннале — проект известный и специфический. С одной стороны, ее организаторы каждые два года представляют самые свежие и трендовые явления. В разные годы ее курировали Клаус Бизенбах, Ханс-Ульрих Обрист, Ненси Спектор, Массимилиано Джиони, Маурицио Кателлан, Адам Шимчик и другие звезды. Все долго будут озадаченно, но не без интереса, вспоминать биеннале 2012 года, которую курировал Артур Жмиевский вместе с группой "Война": оккупировать выставку были приглашены участники движения Occupy, а по всему Берлину были высажены деревья с территории Аушвица. С другой стороны, Берлинская биеннале — это консервативный новатор. Ее проекты зачастую слишком формализуют собственное похвальное рвение к эксперименту, слишком отвечают букве институций. Потому основная интрига такова: смогут ли DIS и приглашенные ими художники сами утвердить новые правила игры, смогут ли вправду быть новыми зубастыми визионерами в сегодняшнем искусстве?  В какой-то степени все возможно, ведь на их стороне интернет.  

Из офлайна с любовью

Работа Рафаэля Розендаля