Buro 24/7 Украина рассказывает о 5 наиболее значимых и интересных альбомах академической музыки, вышедших за последние несколько лет, - пластинках, на которые стоит обратить внимание даже тем, чьи вкусы прежде не выходили за рамки мейнстрима современной поп-музыки.

The Marian Consort, Rory McCleery “Jean Maillard: Missa Je suis déshéritée & Motets”

Jean Maillard: Missa Je suis déshéritée & Motets”

Жана Майара не назовешь композитором известным: упоминаний о нем где бы то ни было - почти никаких, сохранившихся произведений - наперечет. Важное культурное лицо французского Ренессанса, ученик великого полифониста Жоскена Депре, вдохновитель Палестрины и Орландо ди Лассо, признанный при жизни и совершенно забытый после смерти. О деталях его биографии остается лишь догадываться. Удачную попытку реанимировать интерес к композитору совершил в прошлом году оксфордский контратенор Рори МакКлири с ансамблем старинной музыки The Marian Consort. Образцово исполненные мотеты и основанная на многоголосой песне Пьера Кадеака месса Je suis déshéritée открыли Майара заново — строго говоря, это первая целиком и полностью посвященная творчеству забытого француза пластинка.

Cecilia Bartoli, Diego Fasolis et. al “Steffani: Stabat Mater”

Steffani: Stabat Mater

Известный чуть более Майара венецианец Агостино Стеффани служил, как и Вивальди с Тартини, священником, хотя и более высокого ранга - епископского. Дипломат, миссионер, шпион Ватикана, камер-органист и придворный музыкант, Стеффани отличился не только сочинением опер для европейских курфюрстов, но и попытками обратить протестантскую Северную Германию в католичество. Если Майара вызволить из тьмы веков решился Рори МакКлири, то аббата Агостино на свет Божий вытащила Чечилия Бартоли. В 2012 году она с Филиппом Жаруски выпустила сборник его арий Mission, снявшись лысой для обложки альбома и намекая на миссионерство авторское и исполнительское. В прошлом же году Чечилия записала едва ли не главный шедевр мастера - скорбное рыдание в шесть голосов Stabat Mater, небесной одухотворенности которого позавидовали бы и Перселл с Корелли.

Matthias Goerne, Ensemble Resonanz “Eisler: Ernste Gesänge, Sonata Op.1”

Eisler: Ernste Gesänge, Sonata Op.1

Герне - один из лучших современных исполнителей немецких Lied, мистер бархатный баритон, носитель высокой вокальной культуры и предсказуемо любимый ученик Фишера-Дискау, еще одного великого мастера лазерной шлифовки шубертовских песен. В прошлом году Маттиас, последовательно выпускающий капитальный 12-томный труд из песен Шуберта, отвлекся на вокальный цикл Ernste Gesänge автора национального гимна ГДР Ханса Эйслера, дважды изгнанника - сперва из гитлеровской Германии, а затем из США в связи с обвинениями в пропаганде коммунизма. Помимо Ernste Gesänge, здесь можно услышать и блестящее исполнение Solidaritätslied на брехтовские стихи, но фокусироваться, и как можно тщательнее, следует, несомненно, на лебедином цикле добирающего в XXI веке обороты экспрессиониста-революционера.

Alan Feinberg “Basically Bull”

“Basically Bull”

И снова в центре внимания изгнанник - один из английских вирджиналистов Джон Булл, бежавший с родины во Фландрию. В музыкальном плане это автор того же круга, что и более знаменитые Орландо Гиббонс с Уильямом Бердом. Да, Булла великолепно исполняли Зигберт Рампе, Боб ван Асперен и Джозеф Пейн, но Файнберг способен кардинально поменять статус Булла в существующем табеле о рангах. Клавирная музыка, вирджиналисты, XVI век… — первым в голову приходит, безусловно, Гленн Гулд с его трактовкой того же Орландо Гиббонса, но файнберговский Булл с достоинством принимает вызов эксцентричного канадца. Главный фокус записи в том, что произведения XVI века, как и в случае Гулда, сыграны Файнбергом на вполне современном рояле Steinway, а не на клавесине или клавикорде, хотя, казалось бы, ни одна из двадцати пьес сборника ранее не исполнялась на фортепиано в его нынешнем формате. Пятикратный лауреат “Грэмми” Файнберг называет Булла самым маниакальным виртуозом-клавесинистом среди британских композиторов елизаветинской эпохи.

Philippe Herreweghe & La Chapelle Royale “Campra: Messe de Requiem”

“Campra: Messe de Requiem”

Одна из вершин французского барокко в классической интерпретации великого фламандского аутентиста Филиппа Херревеге - переиздание записи 1987 года. Провансальца Андре Кампра называют важным звеном между двумя барочными апостолами Люлли и Рамо, в тени последнего он и оставался до недавнего времени. Кампра был регентом Нотр-Дамского собора, учеником главного конкурента Люлли Робера Камбера, открывшего первый оперный театр в Париже, и смелым реформатором - именно он насадил на добрую почву французской оперы элементы итальянского бельканто, без зазрения совести внедрял туда мотивы народных песен, первым поручил партию героини низкому женскому голосу контральто и вообще стал родоначальником инновационного для XVII века жанра “оперы-балета”. Messe de Requeim - очевидный шедевр церковной музыки Кампра с незавидной судьбой: впервые реквием был опубликован спустя 235 лет после написания, а Херревеге с хором Шапель-Рояль до нее добрался еще через 30 лет.