Главный редактор Buro 24/7 Алексей Тарасов встретился с участниками группы 5'nizza Андреем Запорожцем и Сергеем Бабкиным, чтобы узнать, почему они снова вместе.

Фотографировала Яна Токарчук.

5nizza

Лично мое знакомство с группой 5'nizza началось с того, что мои две одноклассницы вернулись с Казантипа с "болванкой", на которой были записаны ваши первые песни. Как гласит легенда, в какой-то момент на Казантипе пропал свет, и вы играли у костра.

Бабкин: Это не легенда.

Штука в том, что эту историю мне пересказывало такое количество людей, что у костра должно было быть тысяч пять человек.

Запорожец: Людей было, конечно, меньше, но свет действительно выключили, и мы долго играли свои песни. Фотографии оттуда сохранились.

Бабкин: Мы перелезали как раз через забор. Хотели попасть на Казантип.

Запорожец: Денег у нас не было.

Бабкин: У меня был знакомый, который рассказал, что можно через заборчик перескочить. Мы туда полезли, и тут вырубился свет.

Запорожец: Да, только перелезли – а свет выключился.

Бабкин: Там еще играл наш знакомый. Как его звали?.. Лунатик?

Запорожец: Нет, Лунатик – это другой.

Бабкин: А того как звали? Такой, с дредиками.

Запорожец: Подожди... Из Сургута?

Бабкин: Не из Сургута! Ну, наш знакомый.

Запорожец: Не помню. Точно не Лунатик.

Вы тогда не были в официальном лайнапе Казантипа? Не должны были там выступать?

Бабкин: Мы приезжали на Казантип два раза. Первый был нелегальный, и мы играли на пляже, сами по себе.

Запорожец: А во второй раз мы должны были выступать на маленькой сцене, но потом так сложилось, что нам позволили сыграть на большой. После этого о нас начали говорить.

А зачем вы вообще на Казантип ехали?

Запорожец: Интересно было – и потусить, и потанцевать. Большое молодежное движение.

Бабкин: Андрей еще сам там был за год до этого. Рассказал мне – говорит, поехали. Мы поехали.

Запорожец: Мы еще ездили в Евпаторию. Помнишь? Играли на улице в парке. Хотели заработать денег.

Бабкин: Этого не помню... Класс!

5nizza

Как люди реагировали?

Запорожец: Реагировали прекрасно, но деньги не бросали.

Вы что в тот момент сами слушали? Если раскладывать музыку “Пятницы” на элементы, это КСП плюс регги плюс еще что-то.

Запорожец: Я даже не знаю, что такое КСП до сих пор. Много раз слышал это слово, но понятия не имею, что оно означает.

Это как раз у костра играют.

Бабкин: А как расшифровывается?

Запорожец: Самодеятельная песня?

Наверное.

Запорожец: Коллективная самодеятельная песня?

Может быть. Так что вы тогда слушали?

Запорожец: КСП точно не слушал.

Бабкин: Я тогда перестал быть фанатом “Чижа” и компании.

Это который “а не спеть ли мне песню о любви”?

Бабкин: Ага. Период этот прошел. На смену ему пришли Высоцкий, Nirvana и западная музыка, любовь к которой Андрюха мне привил. Radiohead, Aerosmith, U2.

Запорожец: Плюс хип-хоп – Cypress Hill и The Fugees больше всего. Еще Баста Раймз, Tribe Called Quest – очень важная для меня группа.

Бабкин: А этот дуэт, который сначала распался, а потом снова?..

Запорожец: Outkast.

5nizza

На Сергее – штаны и свитер Diesel, пальто Tommy Hilfiger, на Андрее – пальто Diesel 

 

А познакомились вы вообще как?

Бабкин: В школе. Учились в одном классе. Я поступил в эту школу, чтобы доучиться там десятый-одиннадцатый класс.

Что у вас было по физике?

Запорожец: Твердая троечка. А у тебя как?

Бабкин: У меня иногда и двоечка была твердая.

То есть вы гуманитарии?

Запорожец: К точным наукам я не тяготел.

Бабкин: Как-то Андрюха заметил, что я бегаю куда-то на большой перемене – беру гитару, сажусь возле столовой на лестнице и играю. И однажды подошел.

Что вы узнали о самих себе за те 10 лет, что группа “Пятница” не выступала?

Запорожец: Я объездил много городов и стран с гастролями, успел поиграть с разными музыкантами, много чего получилось и не получилось.

Как человек ты как изменился?

Запорожец: Это слишком глобальный вопрос.

Почему глобальный? Я, например, 10 лет назад терпеть не мог оливки, а сейчас их обожаю.

Бабкин: Кинза. Терпеть не мог, на нюх не переносил.

Отвратительная штука – в салат, в мясо добавляют.

Бабкин: А сейчас ем вот так (показывает руками). Взахлеб.

Запорожец: Кинза – это вообще класс. Но я любил ее и раньше.

В этом смысле ты совершенно не поменялся.

Бабкин: Стабильность.

Запорожец: Я как ел кинзу, так и ем.

Бабкин: Я за эти годы понял: что бы я ни делал, меня знают как чувака из “Пятницы”.

Почему так?

Бабкин: Потому что “Пятница” – это был сильный энергетический... Потрясений. Потресьян! Но не Петросян.

Говорят, настоящая фамилия Петросяна – Петросянц.

Запорожец: О-о-о...

Бабкин: Дай Бог ему здоровья!

5nizza

На Сергее – рубашка и пальто Tommy Hilfiger, на Андрее – пальто Diesel 


Я читал интервью, в котором Сергей сказал, что некоторые из ранних своих песен вы бы сейчас не выпустили. А за что еще стыдно?

Бабкин: Мне бывало стыдно за то, как мы что-то записали, или если я спел нечисто. Раньше вообще не мог слушать наши первые записи. А потом понял, что за сырость и кривизну люди нас и любили, в общем. Если мне сейчас поставить старые записи, вряд ли я буду слишком уж корежиться. Есть супернепрофессиональные моменты, но за счет искренности это все очень классно работало.

Кто-то из вас говорил, что песню “Ты кидал” вы бы сейчас не записали.

Запорожец: Это другой вопрос. Это не связано со стыдом.

Бабкин: Просто с возрастом.

Запорожец: С естественным взрослением, когда человека волнуют одни вещи – и он поет об этом, а через 10 лет волнуют другие – и он поет о другом. Это совершенно нормально. Это не значит, что должно быть стыдно за то, что было в прошлом.

Бабкин: Мы не сможем сейчас придумать песню “Гондон”, допустим.

Не сможете?

Бабкин: Не сможем.

Запорожец: Хотя эта песня сегодня достаточно актуальна. Вообще она “Натяни” называется.

Даже на спор?

Бабкин: На спор мы сделаем и круче! Но если бы мы сейчас собрали группу, эта песня у нас бы не вышла, просто в голову не пришла бы.

Расскажите о Харькове – он для вас по-прежнему дом родной? Андрей вроде считает себя космополитом. 

Бабкин: Митрополитом.

5nizza

Запорожец: Я могу жить в разных местах и живу периодически то там, то сям. Я не привязан к Харькову, но я его люблю, у меня там много друзей. Очень творческий город.

Ну, это общие фразы. Вы его за что конкретно любите? Ради чего возвращаетесь?

Бабкин: Знаешь, это чувство – “я дома”?

У меня это скорее не с городом связано, а с конкретными квадратными метрами.

Бабкин: А я, когда приезжаю на вокзал, – у меня это начинается оттуда. Ты приезжаешь в город. Я раньше ненавидел Харьков, говорил, что это жопа, что там ничего не происходит и вообще полный мрак. А потом начал ездить в другие города...

И понял, что бывают жопы и похуже.

Бабкин: Я по-другому взглянул на родной город. Его спокойствие мне стало по душе.

Вот Харьков вроде такой продвинутый, а как вы объясняете, что на выборах мэра там Кернес побеждает?

Запорожец: У меня Кернес не побеждает.

62 процента голосов.

Запорожец: Я об этом ничего не знаю. Зачем нам политика в интервью? Мы этот вопрос сразу исключаем.

Давай тогда поговорим про любовь. Получается, что группу 5'nizza любят настолько, что вы единственные украинские артисты, которых не предавали анафеме за выступления в России.

Бабкин: Почему не предавали анафеме? Предавали.

Запорожец: Вот мы опять говорим про политику. Давай сразу следующий вопрос.

Давай тогда про Кличко – его недавнее поражение что для вас значит?

Бабкин: Ты про спорт?

Да, я про младшего, про Владимира. Он Владимир Владимирович, кажется.

Бабкин: Господи!

Мы уже давно воспринимали его победы как должное.

Бабкин: Думали, что он не может проиграть.

Даже говорили, что ему промоутеры специально слабых соперников подбирают. Вы за этим следите?

Бабкин: Нет. Я вообще не слежу.

Запорожец: Я смотрю бокс. Считаю, что Владимир Кличко – очень талантливый спортсмен.

Бабкин: Ты смотришь бокс?! Вот это да! Новости!

Запорожец: Бои Федора Емельяненко я смотрел.

Бабкин: Серьезно?! Боже мой! И с этим человеком я в группе!

Я был уверен, что у вас с боксом ровно наоборот.

Бабкин: Кошмар!

Запорожец: Мне эти люди интересны, когда они спортсмены.

Мне кажется, эта история о том, что победы никогда не стоит воспринимать как должное.

Запорожец: Люди смотрят на кого-то, оценивают, им становится скучно. Они переключаются на кого-то другого. А самому чего-то добиться? Это не у всех получается. Найти свое место в мире – вот что для каждого человека важно.

5nizza

Как в вашей жизни появился Святослав Вакарчук? Если не ошибаюсь, его контора помогает вам с организацией концертов.

Запорожец: Предыдущий тур по Украине нам делала его компания Susy Production.

Бабкин: Это были три города – Киев, Харьков, Одесса. Славик появился давно, когда мы еще играли в “Бабуине”, была такая книгарня. После концерта Славик зашел в гримерку, сказал, что мы молодцы, предложил нам перкуссию добавить. А потом он пригласил меня в свой проект “Брюссель” – и с тех пор мы держим связь, редко, но созваниваемся, списываемся. Он не скрывал, что ему 5'nizza нравится, говорил, что было бы круто, если бы мы воссоединились, спрашивал, что же мы так...

А что же вы так?

Бабкин: Было чем заняться.

А теперь нечем?

Бабкин: А теперь пришло время. Время все ставит на свои места. Время тогда нас куда-то привело, вытащило на Казантип. Дальше настало время отойти друг от друга. Мы попробовали разную музыку, разные ипостаси, а потом что-то подкатило, но ни один из нас не решался сделать первый шаг – гордость была и у одного, и у другого. Мы сначала думали, что между нами не будет химии, как раньше. Но результат нас очень обрадовал. В течение недели мы каждый день собирались вместе и за это время написали пять песен. Поняли, что все работает, все нормально.

Запорожец: Вчера написали песню.

Бабкин: Так почему этому не жить?

Кто сделал первый шаг?

Бабкин: Мы встретились на улице утром.

Запорожец: Вот этот момент мне запомнился.

Бабкин: Андрюха отвел дочку в садик, а я вышел из кафе, где пил кофе.

Запорожец: И случайно встретились. Постояли, поговорили. Не было такого – а давай-ка пятерку концертов дадим! Мы договорились, что соберемся, поиграем, посмотрим, как это будет, а потом решим, что с этим делать вообще. 

5nizza

Читайте также: Ко дню рождения Гребенщикова: БГ и пустота.