За  последнее время экс-вокалист калифорнийской группы Girls Кристофер Оуэнс успел анонсировать свой второй сольный альбом, объявить о второй части гастрольного тура в поддержку дебютника Lysandre и стать лицом рекламной кампании Isabel Marant for H&M.

Christopher Owens

Buro 24/7 Украина вспоминает извилистый путь, который Кристофер проделал от ребенка сектантов и юного наркомана до главного героя калифорнийской инди-сцены и любимой модели Эди Слимана.

По исходным данным Кристофер Оуэнс является просто находкой для любого обозревателя - оцените только некоторые биографические факты из жизни музыканта: родился и вырос в секте "Дети бога", проколесив половину детства с ее адептами по миру, в 17 лет сбежал из дома, чтобы самостоятельно объехать всю Америку; в Сан-Франциско познакомился со своим будущим другом начинающим фотографом Эди Слиманом, девушкой, которая заставила Криса передумать стать геем, и безымянным миллиардером, давшим нищему музыканту денег на запись дебютного альбома его группы Girls; играл на одной сцене с инди-мессией Ариэлем Пинком в проекте Holy Shit, открыто высказался о своем пристрастии к наркотикам в скандальном интервью Guardian, писал сплошные рок-хиты и выглядел под стать жизнеописанию. О Girls говорили как о роке с душой, которого всем давно не хватало - восторженные отзывы доносились как со стороны снобов-авангардистов типа Pitchfork, так и со стороны медиа-гигантов вроде The New York Times. В этой музыке было место и гаражу, и шугейзу, и Элвису Костелло с Бадди Холли.

Однако в июле прошлого год Кристофер Оуэнс объявил о своем уходе из группы Girls, которую он сам и придумал, что стало большой неожиданностью после сверхуспешного альбома Father, Son, Holy Ghost, но уже к концу октября успел анонсировать о начале сольной карьеры и дебютной пластинке Lysandre, посвященной путешествию Криса из Сан-Франциско в Париж, где он влюбился в девушку, чье имя поместил в заголовок своего первого лонгплея. Совершенно неожиданно восходящая звезда калифорнийского рока разродилась сольником в духе Джонатана Ричмана с изрядной долей самоиронии. Одна из песен начинается строчками "Что если я всего лишь плохой сонграйтер и все, что я говорю, уже было сказано?" Всем бы задаваться такими вопросами.

Судя по всему, панк-эстетика уже чужда 33-летнему Кристоферу, тем интереснее увидеть музыканта весной следующего года, когда он выпустит свой второй сольный альбом, и узнать, что произойдет с его мятежным духом, наивной чувственностью и юношеским максимализмом, облаченными в дорогой костюм от Saint Laurent.

Christopher Owens