Антоний Барышевский — 27-летний солист Национальной филармонии Украины, лауреат международных фестивалей. Среди его побед первые места на конкурсе Артура Рубинштейна в Тель-Авиве и Международном конкурсе пианистов "Интерлакен Классикс" в Берне.


Что говорят другие:

Иванна Карабиц, музыкальный журналист: "Антоний Барышевский — успешный молодой пианист, который известен не только в Украине. Он с достоинством представляет нашу страну на музыкальной карте мира. Антоний виртуозно исполняет произведения разных эпох и стилей, что очень ценно. В декабре минувшего года слушала в его исполнении "Шесть сонат" Галины Уствольской, ученицы Дмитрия Шостаковича. Эта непростая музыка, требующая от пианиста глубины понимания и мощной энергетики, в исполнении Антония она стала для меня настоящим открытием".

Новое имя: Пианист Антоний Барышевский

Что говорит Антоний:

Изначально именно родители хотели, чтобы я занимался музыкой. Мама и папа играли на фортепиано, но не профессионально. Не то чтобы я этим горел.

Меня отвели в музыкальную школу. Я всегда вспоминаю своего первого педагога: он полгода со мной бился, страшно ругался. У него со мной ничего не получалось, и я толком не мог понять, чего он от меня хочет. В конце концов, педагог сказал, что из меня ничего не выйдет, и отдал другой учительнице. Она сразу дала мне какие-то пьесы, и я быстро вошел в тему. Во время первого академконцерта неплохо сыграл, меня похвалили. И педагог, который от меня отказался, на собрании потом встал и сказал: "Это мой ученик!".

1

Моя третья учительница Рита Донская славилась строгостью и большими требованиями к ученикам. Уроки были очень интенсивные, она не позволяла ученику добиваться промежуточных результатов, все нужно было доводить до конца с абсолютной самоотдачей. Для меня это было хорошо, а для кого-то перебор, человек не выдерживал напора. Важно, чтобы был коннект между педагогом и учеником. Одному нужно давление, а другого оно может сломать.

Идеальный наставник умеет научить тебя обходиться без него. Он дает свободу самовыражения, но при этом направляет тебя, помогает идти по своему пути.

Есть выдающиеся преподаватели, которые, если присмотреться, в учениках копируют себя. Ученики боготворят этого учителя, но в то же время они мало чем друг от друга отличаются.

В маленьких залах больше очарования, в них я себя намного комфортнее чувствую, там есть интимность и теплота высказывания. А большие залы — это совершенно другой уровень. Когда я выступал на конкурсе Артура Рубинштейна в Тель-Авиве, зал был на три тысячи мест. Кошмар! Уровень ответственности совершенно другой. Хотя волнение уходит через минуту-другую, когда уже вовлекаешься в сам процесс и не думаешь ни о чем постороннем.

Конкурс Рубинштейна — один из самых серьезных. Его ценность в последующих ангажементах: гастроли на фестивалях в Польше, Германии, Лондоне, был концерт для победителей в Японии. Самое важное в конкурсах — в том, что тебя замечают.

Я несколько раз писал музыкальным агентам, но они не реагируют, когда люди с улицы к ним обращаются, — агенты любят сами находить таланты.

Когда видишь список своих наград, кажется, будто все время были победы. На самом деле было очень много пролетов. И с первого тура снимали, и даже на первый тур я не попадал. Это тернистый путь. Один раз получаешь первое место, а во второй не попадаешь никуда. Есть очень много факторов успеха: кто в жюри, какая у тебя программа и как ты себя чувствуешь в этот момент.

1

Моя концертная программа зависит от приглашающей стороны. Я заявляю современную музыку, а ее часто не хотят слышать. Хотят более академическую, думают, что публика не поймет. И это в Европе! У них тоже консервативный настрой.

Я время от времени занимаюсь электронной музыкой. Звуки фортепиано можно обработать, замедлить, провести манипуляции так, чтобы оно звучало как другой инструмент. Если замиксовать все, получится целый ансамбль. Но при этом это не совсем электроника, ведь нет синтетических звуков, все звуки берутся из акустики.

1

Сейчас я слушаю то, чего не слышал раньше. Время ускорилось. Когда-то мог по 20 раз переслушивать одни и те же песни "Аквариума", "АукцЫона", Бьорк, Radiohead. Сейчас у меня в наушниках постоянно что-то новое. Столько неотслушанной музыки! Из авангарда: Штокхаузен, Шнитке, Фёрнихоу, Загорцев — малоизвестные широкой публике.

Из недавнего мне понравился альбом группы Onuka. Там настолько интересно проработан звук и всяческие детали. Все на своих местах! Потрясающий рациональный минимализм, ничего лишнего. Музыка вроде бы отстраненная, в ней нет прямой эмоции, но при этом она удивительно воздействует своим холодком.

1

Мне интересна фотография, раньше я сам любил снимать. Есть такая фраза: "Архитектура — это застывшая музыка". Фотография  это история, спрессованная в один кадр. В одном кадре может быть напряжение, сопоставимое с целым симфоническим эпизодом.

Моцарт говорил: "Гений — это вкус". Всегда есть момент выбора, отточенности этого выбора.

Академическая музыка очень закрытая. Это нельзя назвать "тусовкой", потому что композиторы редко отзываются друг о друге в положительном ключе. В современном мире это больше общество одиночек.

1

Моя жена — скрипачка. Мы распределяем занятия: она занимается, я сижу с ребенком, и наоборот. 12 марта мы выступали вместе в филармонии. Мы дополняем друг друга: там, где я немного степенный, жена меня подталкивает. Там, где лирические места, я дополняю. Идет взаимообмен. Это интересный, но непростой процесс.

Композитор Максим Шалыгин пригласили меня записать музыку к фильму "Такие красивые люди" Димы Моисеева. Это была очень интересная работа, ведь мы не знали, о чем фильм. Режиссер просто приходил и по ходу дела объяснял нам, чего хочет. "Здесь ты должен играть пьяно". Я спрашиваю: "Тихо?". Он говорит: "Нет, пьяно!". В музыкальной терминологии "форте" — громко, "пиано" — тихо.

Будущий я сказал бы себе: "Нужно было больше работать". У меня постоянно ощущение, что я недорабатываю.

Новое имя: Пианист Антоний Барышевский

Читайте также: Новое имя: Фэшн-иллюстратор Алина Заманова.