По словам фронтмена Данила Галыко, киевская группа Blooms Corda играет в "околофанковом, околоджазовом, акустическом" жанре. Данил пишет музыку и стихи, играет на басу и акустической гитаре. Также в альбоме Monodance звучат контрабас, труба и саксофон. Это самые нежные песни, которые появились в Украине в 2015-м.


Что говорят другие: 

Ярослав Лодыгин, радио "Аристократы", назвавший Monodance альбомом недели: "Рождение необыкновенно интеллигентной группы, которая вместо того, чтобы играть на всем, что есть в студии, и миксовать со всем, что сейчас модно, играет только на том, что необходимо, чтобы сделать песню сильнее и точнее. Редкий образец украинской и русской лирики на отличной фанко-джазовой основе".

Анна Санден, продакшен Lime Lite Studio, агентство VGNC: "У меня с ними происходит "кино". Есть музыка, которая уносит тебя в глубины памяти. А у Blooms Corda музыка-кинорассказы. Это не связано с текстом никак. Просто они мелодикой, настроением, битом, синкопами каким-то странным образом создают для меня то, чего со мной в реальной жизни никогда не происходило. Они вызывают не воспоминания, нет. Это самодостаточные сюжеты, которые не случались ни разу".

1

Что говорит Данил:

"История Blooms Corda началась в самолете, когда я летел в Кутаиси. Тогда непонятно откуда у меня возникла мысль: "Если я вернусь, то запишу акустический альбом". Такой, чтобы казалось, будто со мной сидят на кухне и слушают, как я под гитару пою. Когда вернулся, записал мини-альбом и назвался Blooms Corda. "Блумс Корда" — название, составленное из слов на двух разных языках. Если грубо и быстро переводить, это значит "Цветы сердца". У Велимира Хлебникова есть строчка: "Девушки, те, что шагают сапогами черных глаз по цветам моего сердца". Когда я прочел эту строчку, впал в ступор. "Цветы сердца" — это очень круто, подумал я, надо взять. Но чуть спрятал: corda на латыни "сердце", а blooms из романо-германской группы, означает "цветы, цветение".

Альбом я записывал практически сам, просто приглашал людей, чтобы они подыгрывали. На концертную программу зову друзей, которые тоже на чем-то играют. Они большие молодцы, за короткий период очень влились в процесс, все выучили, отрепетировали и даже внесли свои коррективы.

Саксофониста я попросил импровизировать. Музыкой выражать то, что он чувствует.

В альбоме есть песня Tattoo — она среди всех остальных "белая ворона". Такое было настроение. Я не подгоняю все песни под один формат. В Monodance есть и фанк, и акустика.

Некоторые песни очень долго пишутся, а другие – за пять минут, и музыка, и текст. "Тварина" — из таких, я буквально взял бас-гитару, наиграл партию. Потом, когда переслушивал, удивлялся: как я вообще до нее додумался?

2

Когда записываешься дома, звук может быть хуже, но теплее. Как говорят, "от души". Я пробовал работать в студиях с дорогими микрофонами, потом слушал, сравнивал — мне дома больше нравится. Там я расслабленный, в своей тарелке. Могу налить себе чай. 

Читал книгу одного американского звукорежиссера, который работал с "динозаврами". Он рассказывал, что старается узнать как можно больше о человеке, который пишет у него вокал. Так он поймет, что артисту комфортно. Для некоторых он выключает свет, зажигает свечи, приносит определенные элементы интерьера. Наверное, это правильно. Когда я записывался, то покупал вино, просил выключить свет и поставить лампу пожелтее.

На обложке альбома моя картина. Я не рисую, а так, балуюсь. Для меня это определенная форма медитации — очищаю мозги от всяких мыслей, забываю проблемы, тревоги.

Знакомая отправила письмо на радио "Аристократы" с просьбой послушать мой альбом. Случайным образом они это письмо заметили и поставили мою песню в передаче "Утренняя порка". Сказали, что она им очень понравилась. Я смотрел трансляцию, это было непередаваемое ощущение: видеть, как меняются лица ведущих, они были приятно удивлены. Думали, что будет треш, говнороковый замес. Потом Ярослав Лодыгин пригласил меня в студию.

На репетициях я очень редко выпиваю. Единственный был случай — перед концертом. Тут главное — не переборщить, потому что это обманчивое состояние: думаешь, что ты очень крутой и играешь гениально. Но люди в зале все видят как есть.

Есть мысль, что принимать что-то или пить ради творчества — глупо. На самом деле у кого как. Есть люди, которым это очень помогало. В истории много примеров: Джон Колтрейн, Боб Марли, Чарли Паркер, Стинг.

Мои любимые "динозавры" — это Radiohead, Led Zeppelin, Jamiroquai, Pink Floyd. Их всех объединяет одна штука: удачное стечение обстоятельств, при которых в группе собираются люди, равнозначные в своей гениальности. Led Zeppelin — самый яркий тому пример.

Из молодых мне нравится Джулия Холтер (Julia Holter). Немного льстя себе, я называю ее своим "двойником". Если бы я был девушкой и жил в Америке, наверное, делал бы такую музыку. Она гораздо качественнее и интереснее меня, но движется в том же направлении.

Тобиас Джессо-младший (Tobias Jesso Jr.) — это если бы у Элтона Джона и Джона Леннона был сын. Он играет песни под рояль, продолжает их традицию. Сейчас редко кто делает такую простую музыку.

Я работаю в рекламе копирайтером. Как-то даже задумался, почему не использую свои навыки в музыке, но странным образом эти увлечения не пересекаются. Наверное, потому что музыка — это искренность, а реклама  какой-то обман. Хотя этот обман может быть произведением искусства, как, например, ролик Johnnie Walker "Dear Brother".

Если ты музыкант и ищешь свой стиль, то должен слушать много другой музыки. Это строительный материал, из которого ты выбираешь то, что тебе нужно для постройки дома. Круто, когда музыкант создает новое направление в музыке, но сейчас это намного сложнее. Все уже было.

7

Когда работаешь — смотришь на часы. А когда занимаешься любимым делом, бывает, что поесть забываешь. Самое интересное, что усталости не чувствуешь.

В музыкантах я не люблю безответственность. Когда договариваешься поработать вместе, а они забывают. Я не то чтобы их не люблю, просто они мне не подходят. Хотя рассеянность свойственна творческим людям.

Есть анекдот: группа перед выходом на сцену не может найти бас-гитариста и в отчаянии начинает выступление без него. Играют как могут, уходят с позором. После концерта в гримерку вваливается пьяный басист и говорит: "Чуваки, постоял я в зале, послушал — мы такое говно играем!"

Сейчас мало площадок, где могут выступить молодые музыканты, — мы в итоге не смогли сделать презентацию альбома. На некоторых площадках все забито до Нового года, на других у нас просили деньги. Надеемся, в феврале что-то получится. Появляются люди, которые намекают на помощь с концертами.

Я задавал себе вопрос, зачем пишу музыку. Но пока у меня нет корректного ответа. Пишу, потому что пишется. Возникают творческие идеи, я их воплощаю, и все.

Я не согласен с тем, что художник должен быть голодным. Это может стимулировать, но, когда ты сытый, тебя может стимулировать что-то более возвышенное, чем еда. Я недавно думал над тем, что наши люди стремятся в жизни к достатку: дому, машине, семье. Атрибутам комфортной жизни. В Америке, например, много людей уже рождаются с ними. Поэтому там существуют и другие уровни.

Мой совет начинающим музыкантам: не играйте каверы. Дома можно. А постоянно это делать — значит тормозить в развитии. У нас есть целый пласт кавер-музыкантов. И есть люди, которые едят эту пережеванную еду.

Предельной целью человека должно быть стремление к бессмертию. Я не о том, чтобы остаться в истории. А к реальному бессмертию. Такого не случится, но стремиться стоит. 

Мне хочется верить, что люди вроде Курта Кобейна попадают в другую галактику, до которой мы никак не дотянемся.

В старости я представляю себя на острове играющим босанову".


Читайте также: Лучшие цитаты из нового интервью Земфиры.