В Киеве все большую популярность набирает электронная музыкальная сцена, открываются новые клубы, а площадки вроде Closer за ночь могут посетить около тысячи человек. Группа Garden Krist — это молодая супружеская пара Кирилл Ключ и Регина Литвинова, играющие на стыке нью-вейва, готики и электро. Они создали совместный проект в ноябре 2015 года и уже в январе 2016-го презентовали в киевском клубе "56" дебютный альбом.


Что говорят другие:

Ilia Midnyte, арт-директор клуба "56", саунд-продюсер и диджей: "Garden Krist очаровали меня еще с саундчека. До этого я слышал их только в записи в сети, но рискнул пригласить их с живым выступлением. Музыка, которую они играют, достаточно холодная, но чувствуется теплая связь между исполнителями. Это была танцевальная вечеринка, и решение пригласить Garden Krist оправдалось на 100 %, потому что люди танцевали".

Юрий Тимошенко, музыкант Mokri Dereva, представитель саунд-арт группы peauty-fute: "Garden Krist следуют тамблер-трендам, работают с популярной эстетикой, не заморачиваются эффектами и пытаются быть честными".


Что говорят Garden Krist:

Кирилл: Я, как всегда, что-то клацал в программе, в которой пишу музыку. И мы с Региной вдруг подумали: а почему бы не сделать совместную группу? Раньше я никогда не думал о том, чтобы предложить подобное жене.

Регина: Мы создали Garden Krist 10 ноября. 

К: Название — абракадабра.

Р: Просто красиво звучит.

1

К: Я не музыкант. Более того, даже не диджей.

Р: Без слуха и голоса. Выезжаем на моем слухе и голосе. (Смеется.)

К: У меня есть слух! Но только по отношению к другим.

Р: Он себя не слышит.

К: Если я пою, то себя не слышу. Выходит очень коряво. Но это сойдет, это супер. Вообще, я придумываю музыку, пишу ее, а Регина исправляет: "Так нельзя делать, тут нота другая". Она профессиональный музыкант, а я как здрасьте. Альбом, который мы придумали, на 80 % сделал я. Но если бы не Регина, это было бы полное фуфло.

К: Мы сидим в проге, придумываем партии для всех инструментов, несмотря на то, что у нас их нет. Но нам как-то пофиг. Мы просто играем ее с пульта.

Р: Было бы хорошо записать живые инструменты. Но у нас некому играть. Даже если бы и были, то нет желания. Кирилл часто не сходится характерами с другими.

К: Мои взгляды на жизнь вроде бы обычные, но не получается найти единомышленников. Моя жена — лучший единомышленник.

1

К: Регина играет на альте. В программе, в которой мы пишем музыку, нет альта — только скрипка.

Р: Приходится играть звуки, которые есть там.

 

 

К: Во время концерта Регина их будет воспроизводить вживую. А поем мы вдвоем. У нас много инструментальных треков, но они настолько насыщенные, что добавить туда еще вокал будет перебором. Слушатель будет уставать. А там, где "сухенько" или само просится, появляется вокал. Тексты песен собираемся писать в основном на русском.

Р: Когда звучит текст на английском, слушатель в него не вникает.

К: Я категорически против исключительно английских текстов. Мы живем здесь, у нас свой менталитет, свои слушатели. Почему бы не петь то, что им будет хоть чуть-чуть понятно? У песен должен быть хотя бы минимальный смысл, иначе просто стыдно.

Я не могу сказать, что наша музыка сильно непопсовая. Мы просто взяли три известных жанра и решили их смешать. В основе это хаус, минимал-техно и постпанк. Мы пишемся дома. Есть вариант, что мы запишем вокал в студии. Но тогда звук будет слишком отшлифованным. Я за этим не гоняюсь. А ты как, Регина?

Р: У меня есть хорошие наушники. И нормально.

К: Музыка, которую мы делаем, с одной стороны, располагает к тому, чтобы быть попсовой. Но с нашим подходом к ней выходит не совсем так. Попсовое — значит, слишком востребованное. Вот техно, например, сейчас очень востребовано.

 

Вообще, любая музыка — это хорошо. Но когда куча людей, которые никогда в жизни не слушали техно, переходят к нему, потому что это популярно, и ходят на ивенты в "56", "Отель", на "Схему" и в "Келлер бар", то кажется, будто все очень резко перекрасились.

Р: Это слишком неосознанно. Мне этот подход непонятен.

1


К: Мне сложно объяснить, что хочет сказать техно. Но оно точно хочет что-то сказать. Наверное, то, что предполагает бесконечное количество вариаций и экспериментов. Техно и джаз — жанры, в которых можно экспериментировать вечно.

Я очень люблю диджея Gesaffelstein за "мясистость" его музыки. Она иногда слишком примитивная, но звучит очень завершенно и полноценно. Этот проект ориентирован на массы, но сделан безумно круто. Недавно мне еще понравился русский музыкант Филипп Горбачев.

Р: Да, он очень классный.

К: Это самое интересное, что есть сейчас в России в жанре техно. Я нашел его на boilerroom.tv.

2

К: Мой музыкальный багаж очень влияет на нашу музыку. Беру отовсюду понемногу. Например, я хочу, чтобы барабан звучал как в треке группы Cocteau Twins, а перкуссия — как у Keluar. Есть куча групп, на которых хочется ориентироваться с точки зрения звучания, но не мелодии. Мы все-таки делаем свое. Очень сложно создать трек, который будет ни на что не похож.

1\

Р: Мы стараемся быть внутри системы, но вне системы.

К: Да, мы стараемся делать то же, что и большинство. Но по-своему.

К: Было странно, что нас позвали выступать в "56". Группа существует слишком мало времени и еще не успела зарисоваться. Это странно, но приятно. Мы не рвемся где-то выступать. Но если зовут — мы придем.


Читайте также: Новое имя: Модель Стася Смеречевская.