Поиск

Том Форд: "Грудь без сосков — извращение"

Откровения дизайнера

Том Форд: "Грудь без сосков — извращение"
Интервью для журнала New York

В 2004 году американский дизайнер Том Форд покинул должность креативного директора итальянского дома Gucci и отправился в свободное плавание. Дизайнер не только продолжил развивать одноименный бренд (который, помимо мужской и женской одежды, выпускает очки, косметику и парфюмерию), но также успешно делает карьеру в кино.

Большую часть времени дизайнер проводит в Лондоне, хотя и перевез свою студию в Лос-Анджелес, а также открыл два новых офиса — в Милане и Токио. Вместе со своим возлюбленным Ричардом Бакли (бывший главный редактор Vogue Hommes International) дизайнер воспитывает усыновленного сына.
В откровенном интервью журналу New York Том рассказал о своем отношении к моде, телевидению и сексу в рекламе. Мы выбрали самые интересные цитаты дизайнера:

 

Вся эта игра в "музыкальные стулья" в руководстве брендов кажется мне очень опасной. Риккардо Тиши потрясающий, он делал отличную работу для Givenchy. Ума не приложу, почему он ушел. Николя Жескьер создавал классные коллекции для Balenciaga. Когда клиент уже ассоциирует бренд с дизайнером, а потом ему на смену приходит новый, как бренду держать одну и ту же планку качества? Неужели это перестало быть важным? Количество коллекций растет — я еще не показал эту, но уже занимаюсь следующей. Как в таких условиях работать? Какое-то сумасшествие. Возможно, придет время, когда люди захотят чего-то не такого одноразового, но я не знаю этого наверняка. Сомневаюсь, что вообще кто-то знает.

Сегодня стало больше крайностей: по телевизору теперь постоянно показывают полностью голых мужчин. Вообще постоянно. А как мы разговариваем! На телевидении больше нет правил. Слово fuck стало частью современной манеры общения. Да, это одно из тех "плохих" слов, которые родители запрещали нам произносить. Но взрослые это слово используют, и это что-то говорит о состоянии современной культуры. Если порно стало таким доступным, кого уже испугаешь пенисом на телевидении?

Язык и телевидение ушли вперед, но в большинстве журналов все еще запрещают показывать соски. Можно показывать грудь, но не соски! Для меня грудь без сосков — извращение, это выглядит жутко. Но если я не затру соски на фотографиях — журналы их не опубликуют.

Раньше мы снимали две версии рекламных кампаний. Вначале — основную для всего мира и потом еще одну для Ближнего Востока, потому что там свои правила. К примеру, мужчина не может прикасаться к женщине, и все должны быть одеты. Сейчас мы снимаем три версии. Одну — основную, вторую — консервативную, и третью — для Ближнего Востока. Консервативная версия — для Америки.

Секс в рекламе уже неактуален. Я в этом плане уже все испробовал. Не хочу звучать как бизнесмен, но сейчас речь идет о том, чтобы пробиться сквозь информационный шум. Есть слово, которое я ненавижу, но сейчас его все очень часто используют — разрывной. Разрывной! Разрывной! Это всего лишь слово, но мне хочется быть таким, потому что это единственный способ пробить шум и создать что-то новое. Нужно отличаться от других, а я в последнее время стал романтичным. Скорее чувственным, чем сексуальным. Я давно уже нашел точку G. И прикрыл ее парфюмом.

Я знаю, что меня критикуют за то, что мы овеществляем женщину. Но я всю свою карьеру так же поступаю и с мужчинами, просто эти фотографии не публикуют. Я расположил флакон с духами в ложбинке на женской грудью, но я так же снял его между мужских ягодиц. Но общество не может принять эти фото. Ему более комфортно овеществлять женщину для коммерческих продаж, чем мужчину. Я за равноценное овеществление.

Мода  — это всегда момент. С помощью моды ты можешь рассказать историю и превратить одежду в нечто большее — в объект желания, мечту, вдохновение. Одежда должна возбуждать. Моя работа в Gucci и Saint Laurent — это кинематографический опыт. На моих показах не было ничего, кроме одного прожектора, но я контролировал все процессы, и никто не обращал внимания ни на что, кроме шоу. Все взгляды были прикованы к моделям на подиуме, и я буквально мог заставить зрителей плакать в финале хорошего шоу. Плакать оттого, что они увидели что-то прекрасное. Сейчас так не получится, потому что все увлечены своими телефонами и селфи. Я мечтаю о том, чтобы заставить людей снова внимательно смотреть показы.

 

Читайте также: Раф Симонс: "Многие художники боятся моды".

Buro 24/7

Оставьте комментарий

Загрузить еще