Парижское издательство Editions Hazan решило еще раз напомнить нам об одном из самых влиятельных фотографов XX века - Эрвине Блюменфельде, выпустив 250-страничную книгу его фотографий, рисунков и коллажей. В этом году было сразу несколько поводов, чтобы вспомнить о нем: все лето в Лондоне в Сомерсет-хаусе проходила выставка его работ, а его внук Реми вместе с режиссером Ником Уотсоном сняли документальный фильм «Эрвин Блюменфельд: человек, который снимал прекрасных женщин». 

Erwin Blumenfeld

Блюменфельд  был инноватором: он не только задавал тон в моде тех времен на страницах Vogue и Harper's Bazaar, но и день за днем экспериментировал с техникой съемки, визуализируя свое выразительное минималистское видение через призму зеркал, вуалей, соляризацию, длинную выдержку, дадаистские коллажи. Он предвосхитил видеорекламу и, в отличие от современных фотографов, от начала до конца работал над фото сам, занимаясь проявкой пленок и колдуя над каждым кадром. Чтобы создать впечатляющий снимок, ему не нужно было много цветов - суть заключалась в том, как правильно ими в кадре распорядиться. А для выражения собственного «я», не на заказ, ему достаточно было лишь двух цветов - черного и белого.

В 1950 году Блюменфельд стал самым высокооплачиваемым фотографом на планете. К этому времени 53-летний Эрвин успел сменить несколько стран и континентов. Родившись в Германии в еврейской семье, Блюменфельд пережил две мировых войны: в первую его отправили служить в армию, а во время второй он со своей семьей два года провел в концентрационном лагере во Франции - к тому времени он уже снимал для французского Vogue, контракт с которым в конце 30-х для него «выбил» другой гуру фотографии - Сесил Битон. Эрвину удалось вырваться из лагеря, сбежав с семьей сначала в Северную Африку, а затем и в Америку, в Нью-Йорк, где ему предложила работу Кармел Сноу из Harper's Bazaar. Снимки фотографа появлялись и в журнале Life, а своими рекламными кампаниями в тот период ему были обязаны косметические бренды Helena Rubinstein, Elizabeth Arden, L'Oréal. 

Erwin Blumenfeld

Блюменфельд снимал икон стиля того времени - Грейс Келли, Одри Хепберн, Марлен Дитрих, но его любимой музой и моделью все равно оставалась дочь Лизетт - ей, своей любовнице и еще двум детям он и оставил внушительный архив снимков, рисунков, пленок, коллажей. Понять, как был устроен мир Блюменфельда, можно не только глядя на фотографии: в 1975 году, через шесть лет после его кончины, свет впервые увидела язвительная автобиография Эрвина Eye to I, где, в числе прочего, он описал свою предполагаемую смерть. Фотограф умер, намеренно спровоцировав сердечный приступ в страхе, что конец его жизни пройдет в больницах, а на его место придет новое поколение художников. Блюменфельд же хотел, чтобы все закончилось в один момент, но не учел, что этот момент превратится в вечность - как, например, его черно-белый снимок Лизы Фонсагривс, балансирующей на краю Эйфелевой башни.