Никогда не задумывалась о том, чтобы поехать в Баку. Ещё в университете слышала рассказы, насколько там красиво, — от одногруппника Камрана, коренного бакинца. Рассуждала, что всяк кулик хвалит своё болото, и ехать не торопилась. Но, когда услышала об Azerbaijan Fashion Week, задумалась: а ведь я ничего не знаю ни о стране, ни о её культуре, ни о моде (и вот это уже совсем недопустимо). В общем, надо ехать и узнавать.

Первое впечатление — Азербайджан встречает с размахом. Здесь все — самое большое, самое новое, самое роскошное, самое люксовое. Мы вернёмся к этому утверждению, когда заговорим о моде, но пока что я лишь о том, что все — от авиалиний (спасибо, Azal) и аэропорта до десятков невероятных зданий, которые проезжаешь по дороге в отель, — поражает масштабом. Музей, спроектированный Захой Хадид, выглядит здесь вполне закономерной постройкой, но оттого не менее завораживающей.

Следующее сильное впечатление — от количества брендов, которые тут представлены. Кроме повсеместных Gucci и Armani, мы проезжаем монобрендовые бутики намного более избирательных в плане мест продажи Céline и Alexander McQueen. Молчу уже о том, что до недавних пор здесь был собственный Harvey Nichols. Он бесславно закрылся, но факт остаётся фактом: выбор здесь действительно широк. Впрочем, кроме очевидных плюсов, есть в этом и минусы: это очень усложняет жизнь местным дизайнерам. Скажем прямо: их тут не так много, им всем почти негде продаваться, да и большинство тех, кто может себе позволить дизайнерские вещи, скорее предпочтёт, чтобы имя дизайнера на бирке было иностранным. В таких условиях сложно развиваться, но некоторым все-таки удаётся.

Когда я говорю, что дизайнеров здесь немного, я не приукрашаю: в четырехдневной программе показов только шесть коллекций были азербайджанскими — больше половины шоу приходилось на гостей из близлежащих Казахстана, России, Грузии и даже Украины. Насколько мы смогли узнать, на второй Неделе моды (да, их здесь тоже две — как и в Украине, как и в Грузии. Это, быть может, какой-то своеобразный отголосок советского прошлого) местных дизайнеров не больше. Впрочем, некоторые бренды и вовсе не представлены на Неделях — такие как Lab 151. Эта марка — из тех, которых называют емким словом street-wise. Основали ее две девушки, до этого работавшие в медиа, Индира Акбар и Валентина Велиева. Они делают простые на вид куртки из денима: классического кроя, плотные, такие, которые невозможно испортить, — и расписывают их вручную. На спинках курток красуются обложки журналов, русалки, танцовщицы, художницы, ностальгические надписи или, моё любимое, фразы типа "Выжить в моде". Их куртки стали стритстайл-хитом на Неделях моды в Тбилиси и Москве. Но их почти не покупают девушки из Азербайджана.

baku-fashion-week-ss2017

Такую же оплошность местные покупатели допускают по отношению к романтичным принтованным платьям и ручной вязке Nadit, к забавным аппликациям и вышивкам в коллекциях Turan. Туран, к слову, одна из ветеранов азербайджанского модного дизайна, которая по-прежнему экспериментирует с разными сферами своей работы. Мне пришлись по душе ее аксессуары — шерстяные броши и клатчи в виде обложек книг местных писателей.

Все три бренда представлены в единственном пока концепт-сторе, продающем локальных дизайнеров, — Boutique One. Вообще-то, начинал он с дизайнеров грузинских, но, когда в распоряжении магазина появилась любовь публики, креативный директор пространства Парвиз Алиев воспользовался шансом представлять здесь всех молодых и стоящих. Теперь в его бутике есть и несколько украинских марок, в том числе Yana Chervinska.

Все те азербайджанские марки, которые тут представлены, — каждая по-своему стоящая — ждут момента, когда местные "лидеры мнений" обратят на них внимание. В дискуссиях с коллегами мы невольно пришли к аналогии с модой в Украине, которая долгое время тоже была никому не нужна. На каком моменте носить украинское стало модным? Неужели для того, чтобы люди пришли к этой стороне патриотизма, стране нужны только сильные потрясения? Или это дело времени?

Ещё один вопрос, который все не давал мне покоя: почему, имея столь богатую историю национального костюма, азербайджанские дизайнеры совершенно не ссылаются на традиции? Почему не обращаются к этим силуэтам? Почему не используют ремесленнические техники?

Возможно, потому, что здесь традиция отчасти проявляется не в техниках и не в тканях, а в желании выглядеть роскошно. Роскошно в самом классическом понимании этого слова. Как и в арабских странах, здесь пользуются спросом те, кто умеет сделать невероятное вечернее платье из струящихся тканей и сложного драгоценного декора. Здесь постепенно развиваются свои Эли Саабы и Зухаиры Мурады. Взять хотя бы финальное шоу азербайджанской Недели моды — Libas Couture. Дизайнер Земфира Мусаева выстроила всю коллекцию на рюшах и оборках, она складывала ткань до тех пор, пока та не превращалась в мягкие волны, переливающиеся при каждом движении. Волны эти вырастали то на бёдрах, то на груди, то на руках — и всякий раз мягко обтекали тело, оставляя прозрачные островки неприкрытой кожи. Это был, кажется, первый раз, когда показ вечерних платьев в стране постсоветского блока совершенно не вызывал у меня вопросов в плане уместности, — здесь для такого платья точно найдётся и повод, и покупатель.

Были на Неделе моды и другие достойные внимания коллекции, хоть и совершенно иные по направлению.

baku-fashion-week-ss2017

Молодой дизайнер Джамиля Меликова, например, экспериментировала с кроем и японскими мотивами, дизайнер из Казахстана Zherebtsov показал собственное видение стритвэра, "уставшего от моды".

 

С отдельным удовольствием я наблюдала за местом, в котором проводили большинство показов. Музей каменной летописи (он же просто "Музей камня") — место сдержанное и наполненное одновременно историей и новизной. Расположилось оно в помещении бывшей электростанции имени Красина (от нее остались только кирпичные стены), в экспозиции — и наскальная живопись бронзового века, и творчество современных художников, работающих с камнем. Посреди всего этого — подиум и ряды сидений, покрытых коврами. 


Такое же чувство толкового смешения времен, культурных и исторических отсылок у меня возникло только еще один раз: когда в один из последних дней в Баку нам посчастливилось увидеть выставку Фаига Ахмеда "Что есть, то есть" в центре современной культуры Yarat. Художник, известный в первую очередь сумасшедшими работами с коврами, в этот раз исследовал свадебные ритуалы своего народа: расковыривал их на мелкие кусочки, анализировал и находил в общепринятом то, о чем раньше мало кто задумывался. В его работах соприкасалось и старое, и новое, и традиционное, и ультрасовременное — немудрено, что творчество Ахмеда известно далеко за пределами родной страны. Подобного я хочу пожелать азербайджанским дизайнерам: вызывать те же чувства и наконец выйти за пределы.

 

Смотрите также: Стилист Юлия Пелипас о главных трендах весны.