Редакция Buro 24/7 Украина в лице Марии Хализевой с волнением, диктофоном и фотокамерой следила за "подвигом" директора по коммуникациям Фонда Виктора Пинчука и PinchukArtCentre Дениса Казвана, который отправился на шопинг в бутик Agent Provocateur в канун Дня святого Валентина.

Наш герой начал с откровений: "Это мой третий поход в магазин белья. Первый случился поздней осенью 2009-го в Нью-Йорке, где мы готовили запуск Future Generation Art Prize. Работы было много, но я выкроил время на визит в Victoria's Secret, который рядом с универмагом Macy's. Я ж по духу совсем не советский человек, но тут почувствовал себя инженером НИИ в командировке!". Слабое владение терминологией привело к тому, что Дениса оставили в покое даже самые отчаянные продавцы-консультанты. И тогда он решил ходить по магазину, как по музею. "Ходил со специальной сумкой, которые там вместо корзинок выдают, и думал о работе Яна Фабра "Оргия потребления", − вспоминает он.

Не говорить о современном искусстве Денис не может, да и в мире слипов, стрингов и вездесущего пуш-апа эстетика, безусловно, играет важнейшую роль: "По-моему, по белью можно многое сказать о женщине −даже то, в какой социальной сети она проводит большую часть времени. Смотри: стринги − это "ВКонтакте", низкие шортики с гавайским принтом − Facebook, а "Одноклассников" тут и показать не на чем".

Репортаж: Денис Казван в бутике Agent Provocateur

− Ты, когда белье в подарок выбираешь, руководствуешься своим вкусом или вкусом той, кому это носить придется?

− Ну слушай, надо быть совсем бессовестным, чтобы в такой ситуации выбирать на свой вкус. С другой стороны, если ты выбрал эту женщину и дошел до подарков из Agent Provocateur, то как минимум эстетические ориентиры у вас сходятся. Каюсь, я иногда порывался купить что-то вычурное, хотя понимал, что это так же неуместно, как дарить принадлежности для камина человеку, живущему в хрущевке. Спасает только то, что мужчина редко может думать о каком-то абстрактном белье в отрыве от той, на которую оно надето. Что говорит по этому поводу современное искусство? Арт-объект можно понять только в контексте.

Репортаж: Денис Казван в бутике Agent Provocateur

От абстракций переходим к конкретике − кружевному бра салатного цвета с лиловыми атласными бантиками.

− Что это? Косточки? Странно. Мне казалось, название должно быть какое-то техническое − типа "рама". Еще мне нравится, когда вот эти штучки необычно расположены.

− Бретельки?

− Какое прекрасное слово − "бре-тель-ки"! Так вот, я люблю, когда они необычной конфигурации. Но под такие, конечно, надо иметь классную спортивную спину. А это... Это хочется назвать пеньюаром.

− Это он и есть.

Немного поспорив о дефинициях, переходим к животрепещущей теме определения размеров "на глаз" и с помощью различных средств измерения.

"Шутка из анекдота о том, как мужик руками показывает размер чашечек в магазине белья, на самом деле не работает", − уверенно заявляет Денис. − "Нужны точные цифры и буквы, которые требуется узнать любым способом: вычислить, подсмотреть в шкафу или спросить напрямую. Потому что мужчина должен быть внимателен к своей женщине".

Репортаж: Денис Казван в бутике Agent Provocateur

В отделе одежды для дома (такой, какой понимают ее дизайнеры Agent Provocateur) нам встретились изделия с трендовым цветочным принтом, которые наш герой, движимый желанием все познать визуально и тактильно, принялся заинтересованно мять.

− Это шелк?

− Почти − это крепдешин.

− Тот, о котором Розенбаум пел, что ли?

− Ага, "из подаренного ветром...".

− Маша, ты понимаешь, что еще несколько часов назад я даже представить себе не мог, что буду держать в руках крепдешин?

− Да уж. К этому практически невозможно подготовиться.

Немного внимания досталось от Дениса Казвана и знаковому БДСМ-реквизиту, которым известна марка.

− Это вот, думаю, по бухгалтерии проходит как "хлыст обыкновенный" − полезная в хозяйстве вещь. Из него можно даже мухобойку сконструировать. Хотя Чаку Норрису и этого хлястика хватило бы, чтоб муху завалить. Еще этот хлыст можно подарить исполнительному директору PinchukArtCentre Дмитрию Логвину: он же дирижер, а эта штука похожа на парадную дирижерскую палочку.

− Да, рукоятка в стразах располагает к бравурным маршам... Корсет?

− Это изделие мне хорошо знакомо − приходилось носить после того, как спину в спорте повредил. Но этот, конечно, намного красивее. Бархатный...  Когда держу его вот так, вспоминаю свой аккордеон: до сих пор где-то дома у родителей пылится.

Оставлять любопытного мужчину в бельевом бутике без присмотра чревато неожиданностями − он обязательно найдет себе занятие.

− Смотри, там перья. Что ты думаешь о перьях?

− Я сейчас об Амаяке Акопяне думаю, − честно отрапортовал Денис, сосредоточенно извлекая из вазы бесконечно длинную шелковую ленту.

Репортаж: Денис Казван в бутике Agent Provocateur

Наконец, Денис определился с выбором.

− Такой вот есть − 32В?

− Конечно, − бодро ответила ассистент. − И к нему еще пояс для чулок.

Это был вероломный прием, отправивший нашего героя в нокдаун, откуда он вернулся через некоторое время, проведенное в задумчивом тестировании брендовых ароматов.

Обошлось без пояса. Но идея вариативности женского неглиже навела счастливого обладателя подарка на жизнеутверждающую мысль: "Мужчинам такие магазины должны напоминать о строительных супермаркетах или лавках типа "Сделай сам" − тут же можно собрать все, что угодно!".

Репортаж: Денис Казван в бутике Agent Provocateur