1.

Столько всего можно узнать от продавцов на блошиных рынках. Они плетут небылицы и вдохновляют. Кстати, одно следует из другого. 

2.

Я часто делаю поспешные выводы, бываю очень раздражительным, особенно если проголодаюсь. Зато могу противостоять трудностям — посмотрите на мою биографию и убедитесь сами. А еще я из Южного Лондона, так что у меня отличное чувство юмора.

3.

Раньше я вдохновлялся великими кутюрье: Мадлен Вионне, Чарльзом Джеймсом. Сейчас я пытаюсь искать вдохновение в нормкоре — в обычной, повседневной одежде. Это для меня большой вызов.

4.

Крой — это исключительно техническая штука. Но представьте оборку, простую оборку. Если я буду кроить ее под музыку Шуберта, она будет совсем не такой, как если бы я кроил ее под фламенко. Дело в нюансах, в скорости, в спокойных или, наоборот, резких движениях. То, какой получается моя одежда, зависит от моего настроения, от музыки, которую я слушаю, а не от того, какие мерки у меня записаны. Мой крой пронизан эмоциями, и, мне кажется, современные люди научились это видеть.

5.

Я чувствую себя прекрасно и очень счастлив снова заниматься модой. Мне дали второй шанс, я снова могу творить — за это я очень благодарен.

6.

Были моменты, когда я терял веру в человечество. Когда пытался понять себя, простить себя, осознать, что я наделал, — через эту черную полосу я шел почти в одиночестве и двигался к исцелению шаг за шагом, день за днем. Раньше я не понимал самой концепции "шаг за шагом". Мною владело тщеславие, мне все время нужно было новое — постоянно, быстро, сразу. Когда делаешь так, то не живешь по-настоящему, не наслаждаешься моментом.

7.

Я не скучаю по алкоголю, мне это не нужно. Но желание или соблазн никогда не уходят до конца. Это болезнь. Если бы я сказал, что излечился полностью, — вот это было бы настоящей проблемой, потому что так не бывает.

1

8.

Я научился отпускать ситуацию — и мне стало намного легче. Понимать себя, понимать то, через что я прохожу, понимать, как жить. Перестать устанавливать свои правила и давить на людей, когда их цели и желания не совпадают с моими. Пройти такие метаморфозы в моем возрасте — это дар.

9.

Я всегда приравнивал себя к своей работе. И случившийся скандал связывал тоже с ней. По этой причине я четыре года не мог взять карандаш в руки. Красил стены, делал перестановки, но все, что связано с модой, было для меня невыносимым. 

10.

Мы познакомились с Мартином Маржела, когда он работал ассистентом Жан-Поля Готье. У нас было много общего. В следующий раз мы встретились, когда я стал креативным директором его дома. Он сказал мне: "Бери от этого дома все, что захочешь, сделай его своим".

11. 

Я оставил белые халаты — ведь это именно то, что носят мастера в кутюрных домах. И еще оставил белые стулья. Они мне нравятся. Все они разные, но выкрашены в белый, чтобы не отвлекать. Думаю, все халаты здесь одинаковые по той же причине: чтобы не отвлекать от работы, от примерок. Но люди всегда находят способ выделиться: красные губы или высокие каблуки.

12.

Поначалу я слишком увлекся творчеством и стал пропускать свои встречи [анонимных алкоголиков]. Потом сказал себе: "Это не зря внесено в мой список дел. Каждый вторник я буду уходить ровно в семь и идти на свое собрание. Никогда больше я не буду ставить работу превыше своего здоровья, потому что с этого все и началось — с того, что работа была для меня всем, а здоровье распадалось на части".

13.

Меня постоянно уносит куда-то порывом мысли, я могу работать без остановки. Потом заставляю себя остановиться и говорю: "Это может подождать до завтра. Мир не сгорит, если я уйду с примерки сейчас". Это баланс.

14.

Миру нужен баланс. Нужно знать, когда остановиться. Мы шьем одежду, создаем вокруг нее ажиотаж, людям это нравится, они хотят ее носить. Сейчас все обсуждают новый график продаж и показов — я думаю, каждый должен найти свой подход к этой теме. Maison Margiela в том числе. Единой формулы нет.

15.

Президент Dior Франсуа Бофам говорил: "Ты должен выйти после показа и продемонстрировать всем свою уверенность в проделанной работе. Представь, что ты тореадор, который только что заколол быка". И я так делал. В какой-то момент этот перформанс сделался неотъемлемой частью моего творческого процесса и однажды начал перевешивать все остальное. Я этого не хотел, мне важно было, чтобы все внимание концентрировалось на одежде. За это я очень люблю Maison Margiela — за уважение к традициям.

Читайте полную версию интервью на WWD.


Читайте также: Дельфина Делеттре: "Мне нравится быть свободной от сезонов, от правил, от рынка".