Калифорнийский дизайнерский дуэт - Умберто Леон и Кэрол Лим, создатели концепт-стора и бренда Opening Ceremony, два года назад возглавили креативную команду Kenzo. Решение поставить двух мерчандайзеров во главе дома с 40-летней историей взволновало модную общественность, однако с их приходом одежда Kenzo превратилась в must-have: ее тут же начали "выгуливать" селебрити и fashion-блогеры, а показ снова вернулся в расписание скептиков от моды. Редакция Buro 24/7 Украина обсудила с Умберто Леоном и Кэрол Лим первые шаги к омоложению бренда, новые коллаборации и значение калифорнийского духа в работе на французский бренд.

Вы привнесли молодежный дух в Kenzo, было ли это вашей целью изначально?

На самом деле обновленный Kenzo не так уж далек от оригинальной идеи Кензо Такада: когда в 1970 году он открыл первый бутик Jungle Jap, одежда Kenzo была миксом японской уличной моды и французского шика с налетом этники. У нас нет цели стереть прошлое бренда, скорее, мы пытаемся его обновить. Бренд Kenzo должен обладать той же энергетикой и позитивом, которыми наделил его создатель. Кензо никогда не равнялся на бренды и полагался исключительно на свое видение и индивидуальность, а мы, опираясь на эту идею, создаем то, что, на наш взгляд, соответcтвует нынешнему времени и то, что мы могли бы носить сами.

Можете ли вы вспомнить самые сложные задачи, с которыми вы столкнулись после назначения?

Наверное, самым сложным был джетлаг, смена часовых поясов и длительный перелет между Нью-Йорком и Парижем. Шутка! Нам был брошен вызов: начать работать с новой командой, привыкнуть к новой среде и городу, научиться искать новые пути решения задач. Со временем произошел обмен знаниями с командой, мы привнесли не только новые методы работы, но и другую точку зрения, ведь у нас есть своя определенная стилистика, которую нам не хотелось терять. До сих пор это именно так и работает, и мы очень счастливы, что получилось все так, как получилось.

Основная аудитория Kenzo сейчас  это молодежь. Есть ли у вас план вернуться к более зрелым клиентам?

Мы хотим, чтобы одежда чувствовалась молодой по духу, а не по возрасту, и стремимся создавать вещи, которые люди действительно хотят носить. Хотя наша аудитория не менялась кардинально, среди покупателей постепенно появлялись разные поколения, на что мы изначально и рассчитывали. Мы стремились к тому, чтобы одежда была разнообразной и ее бы носили разные люди - от студента в Киеве до бизнес-леди в Нью-Йорке и элегантной девушки в Париже. Фундаментом дома Kenzo был принцип создания одежды для всех, и до сих пор это наша мантра каждый сезон.

Kenzo

К вопросу о молодом поколении. Вы создали по-настоящему знаковые вещи, которые стали must-have: когда вы придумывали свитшоты с эмблемой тигра, глазом или Эйфелевой башней, вы сразу прочили их в бестселлеры? Или делали ставку на какие-то другие вещи?

Для нас это не просто логотип — это графика, которая меняется каждый сезон. Когда мы пришли в Kenzo, мы пообещали себе создать знаковые вещи. Теперь у нас тигр, облака, а сейчас и рыбы: с одной стороны, это часть истории марки, с другой - новая страница в истории Kenzo. Это наша главная цель, она была, есть и будет дальше. А вообще, изначально свитшот мы сделали для Умберто, но его популярность вдруг взлетела до небес. Честно говоря, увидеть такое количество наших свитшотов в Instagram мы никак не ожидали!

Вы — основатели Opening Ceremony, где работаете не только как дизайнеры, но и как байеры, закупая коллекции молодых дизайнеров, и отвечаете за бизнес-составляющую. Помог ли вам этот опыт в работе с Kenzo?

Такая мультизадачность дает нам возможность более глобально смотреть на то, что происходит в компании, и по такому же принципу мы действуем в Kenzo. Мы вовлечены во все аспекты процесса работы: не только создаем одежду, сидя в студии, но и занимаемся мерчандайзингом и бутиками, рекламными кампаниями и диджитал-проектами. Мы стараемся вникать во все и хотим сделать Kenzo максимально популярным брендом. Объективно единственная возможность быть в курсе всего — это самостоятельно вести все направления и отдаваться делу на все сто.

А как же бьюти-линия и парфюмерия? В какой-то момент Kenzo все чаще стали узнавать, скорее, из-за бьюти-продуктов. Эту линию тоже ведете вы?

Нет, пока модная линия и бьюти — это два разных направления, но, учитывая наше стремление вникать во все, мы вовсе не исключаем, что вскоре доберемся и до нее.

Opening Ceremony постоянно сотрудничал с множеством брендов, среди которых были, например, Rodarte, adidas, Topshop, а также селебрити вроде Хлое Севиньи и даже костюмы животных из фильма "Там, где живут чудовища". Есть ли у вас планы коллабораций для Kenzo?

На самом деле у нас уже было несколько коллабораций с Kenzo. Мы получаем удовольствие от обмена идеями с по-настоящему творческими людьми. Так, например, мы уже работали со streetwear-брендами Vans и New Era, приглашали команду журнала Toilet Paper для работы над рекламными кампаниями, а для нынешней весенне-летней коллекции сотрудничали с фондом Blue Marine Foundation. Мы выросли в Калифорнии и обожаем пляжи и серфинг, так что, значение океана в нашей жизни сложно переоценить. Как, впрочем, и в жизни всей планеты, поэтому и появились футболки и свитшоты с надписями No Fish, No Nothing,  редства от продажи которых пойдут в вышеупомянутый фонд.

Kenzo

Вы родились в Калифорнии, у обоих азиатские корни, и работаете вы на французский бренд. Как родина и происхождение влияют на ваши коллекции?

Сейчас мы живем между Нью-Йорком и Парижем и очень редко имеем возможность возвращаться домой и навещать близких. Каждый визит на родину для нас большое событие, и калифорнийская тема в последний коллекции прозвучала ностальгически.

Вы всегда вместе и даже на вопросы отвечаете только вдвоем. Как вы познакомились и начали работать вместе?

Кэрол Лим: Мы встретились в Калифорнийском университете в Беркли: Умберто как-то зашел поздно ночью в гости к моему соседу. Честно говоря, он мне сразу понравился и каким-то чудом уговорил меня пойти с ними танцевать в клуб. После университета мы оба пошли работать в модную индустрию, и встречаясь частенько за ланчем, говорили о том, как круто было бы сделать что-то вместе. С тех пор мы вместе постоянно, и даже в отпуске не отдыхаем друг от друга.

Наверное, вам приходится не просто. Есть ли у вас какое-то разделение обязанностей в работе?

Вовсе нет, мы вовлечены во весь процесс от начала до конца и вполне взаимозаменяемы. Даже если мы физически не вместе, то постоянно остаемся на связи, и каждый из нас может подхватить работу другого в любой момент. Мы знаем друг друга так давно, что иногда чувствуем себя сиамскими близнецами!

Kenzo