В рамках Недели моды в Лондоне молодой британский дизайнер Джонатан Андерсон показал свою новую мужскую коллекцию, которая ожидаемо была очень похожа на его же пре-коллекцию для женщин. На розовом покрытии подиума (а здесь это важно) — мужчины в струящихся рубашках с галстуками-бантами, топах с открытыми плечами и вязаных кардиганах с глубоким вырезом на уровне солнечного сплетения. В коллекции J.W. Anderson на этот раз было меньше провокации. Но женственности, присущей его коллекциям для мужчин, дизайнер на плюшевом подиуме не растерял.

Колонка Вени Брыкалина: Мужской вопрос

В официальном описании Андерсон говорит, что новая коллекция — игра с традиционными мужскими формами, вдохновленная образом буржуазной женщины. Классическая синяя ткань в полоску драпируется в свободные топы и материализуется в глухие жилеты-передники поверх сорочек. Укороченные кардиганы на молнии и майки-алкоголички в духе матросов Жан-Поля Готье обтягивают крепкое мужское тело. Соблазн и дисциплина — герои Андерсона похожи на Кереля из одноименной ленты Фассбиндера, если бы в него на ночь-две вселилась горюющая Петра фон Кант. Было здесь и немного от парадного лоска испорченных героев Висконти: вальяжные шарфы-галстуки и плащи в виде домашних халатов. Гибель богов если и не была запланирована сразу после показа, то могла быть заявлена в титрах.

Колонка Вени Брыкалина: Мужской вопрос

Колонка Вени Брыкалина: Мужской вопрос

Игра в переодевания в духе "где мужское, а где женское" у Андерсона становится общей практикой и успешной маркетинговой стратегией. Несколько сезонов назад команда GQ любила пошутить над маргинальными коллекциями почти никому не известного дизайнера. Фотографии атлетичных юношей в топах-бюстье и шортах с рюшами публиковали в социальных медиа под грифом "очевидное и невероятное в мужской моде". Картинки были большим подспорьем для анонимного юмора менеджеров среднего звена в часы офисного раздолья. Дескать, ну что это за мужики в оборках. Сегодня 29-летний Андерсон обживает новый трехэтажный офис в Лондоне, отделанный на деньги LVMH, инвестировавшего в развитие лейбла. Дизайнер только что запустил собственный интернет-магазин. В этом сезоне он дебютирует в качестве креативного директора испанского лейбла Loewe, также подконтрольного LVMH.

Колонка Вени Брыкалина: Мужской вопрос

Вопрос успеха Андерсона как мужского дизайнера состоит не в апокалиптичном закате Европы, о котором так любят сегодня рассказывать в русскоязычных медиа. Его проблематично списать и на повальную гомоэротику модной индустрии. У феномена мужчин в рюшах и асимметричных топах с бантами от J.W. Anderson другая природа. Она как раз в отсутствии эротики как таковой. Его герои и героини по обе стороны баррикад одинаково амбивалентны, внешне и внутренне. В этой своей обреченности на курьезную красоту они сексуальны примерно настолько же, насколько соблазнительной может показаться клавиатура лэптопа.

Колонка Вени Брыкалина: Мужской вопрос

Развитие моды происходит по логике маятника. Уже давно она не пытается отменить себя: из сезона в сезон кардинально не меняются ни длина женских юбок, ни их крой. В моде все те же семь цветов, о которых ежемесячно докладывает глянец, и никакой из них оттуда — из моды и из глянца — выходить не собирается. Но бой с тенью тут все-таки ведется: воображаемым соперником здесь выступает массовая культура. Сколько бы истеблишмент ни заигрывал с феноменом самой обсуждаемой пары на планете и прочими напастями дурного вкуса, золотое правило гласит: чем дальше средний человек в лес, тем выше мода в горы.

Применительно к мужской моде этот канон обретает конкретные человеческие очертания. На каждого идеально сложенного и заряженного протеином Ченнинга Татума найдется один порядочный топ-манекенщик в стиле Клемана Шаберно или Поля Боше, не менее идеальный в своей нервической бесплотной красоте. Потому в кино и в жизни у нас — загорелые и обреченные на вечное здоровье герои "Спасателей Малибу", тогда как на подиумах — ожившие наброски Эгона Шиле, узлы аристократичных суставов, поблекший взгляд и обескровленные скулы. Противостояние земного против вечного придает коммерциализированной и достаточно алчной моде современности необходимый привкус эксцентричности и элитарности. Выигрывают все: эстеты получают упражнение для глаза и мозга, а деньги идут в кассу. Ведь когда по подиуму вышагивают нимфы и сатиры в костюмах одинакового кроя одинаковых расцветок, а грани между мужским и женским стираются в одно целое, красивое и непонятное, даже путешествие по интернет-магазину угрожает превратиться в ритуальное действо.

В прошлом мерчандайзер Prada, Андерсон за пять лет строительства собственного лейбла вырос в одного из главных фаворитов модного синдиката. Тут впору пророчить ему судьбу нового Кристофера Кейна. Но в своих аккуратных и политически правильных цитатах Иссей Мияке, Рей Кавакубо и когда-никогда Миуччи Прады не по годам серьезный Джонатан Андерсон кажется интереснее и опаснее старших коллег по цеху. Он один из немногих, кто решается показывать коллекции, бьющие не в бровь, а в глаз, контролируемо неуклюжие, неудобные, а порой и уродливые. Но в этих упражнениях в некрасоту и в сомнении в том, что вообще есть и может быть красиво, у Андерсона получается нащупать если не что-то замечательно новое, то точно свежее. В случае Андерсона солнце есть, и прячется оно где-то за верхушками деревьев. Заката пока не предвидится.