Лиля, мне очень запомнилась наша последняя встреча в твоем парижском шоуруме: первый взгляд на коллекцию "Вальсирующие", интересные люди у тебя в гостях, свежие идеи и много планов на будущее, а главное — какая-то другая Литковская. Расскажи о своих впечатлениях.

— Эта поездка дала достаточно мощный толчок и для меня самой, и для марки в целом. Для нас это второй международный сезон, но я думаю, что в Париже все только-только начинается и переживать этот опыт, эти чувства — это бесценно. Мы еще молоды и находимся только в начале пути и, конечно, делаем ошибки. Но сам город служит большим проводником: он расправил мне плечи. Главное, что я получила там, — это реакция людей на нашу работу и то взаимное притяжение, которое мы испытывали. Их слова и поступки заставили нас самих по-новому увидеть свой продукт и поверить в него. Все эти эмоции накапливаются, множатся и внутри тебя происходит, наверное, некая вспышка, которая дарит тебе больше свободы мысли, больше смелости, больше уверенности и сил, чтобы творить дальше.

Когда в твой шоурум приходят люди, которые работают с Balenciaga и Alaia, ты должен показать продукт, за который тебе не будет стыдно перед самим собой. 

— Чувствуешь ли ты, что модный Париж стал воспринимать нас и нашу моду?

— Меня всегда поражает то, как люди там ищут новых идей и переживаний. Они все уже многое видели, пробовали и знают, но внутри себя они никогда не ставят точку. Наоборот, в них все больше ощущается какой-то голод за новизной, голод за чем-то, что может их удивить. Я думаю, Париж потому и открыт для молодых — в их работе люди находят какой-то свежий взгляд, взгляд другого, нового поколения. И это касается не только одежды — это принципиально другое восприятие жизни, которое посредством одежды одни транслируют, а другие готовы впитывать. И для людей в этом диалоге больше всего важна честность, которая всегда читабельна для ищущих. Конечно, для западного человека мы все еще чужие, которых хочется обнять и обогреть. Они всматриваются в нас, пытаясь понять, откуда же эта гремучая смесь уже не Востока, но еще не Европы. Об этом можно много и долго рассуждать, но у европейцев очень особенное представление о славянском и об украинском, и они очень удивляются, когда встречают продукт, который случайно, каким-то магическим для них образом не вписывается в эту картину. 

Лиля Литковская: "Мы вышли из своей зоны комфорта, и этот ритм сейчас самый органичный”

— Думаю, ты не станешь отрицать, что, помимо вдохновения, Париж для любого дизайнера становится проводником в мир крупных заказов и возможности проявить себя на очень серьезном международном уровне.

— Конечно, это большое испытание. Здесь ты не спрячешься, не оправдаешься и не замаскируешь свои слабые места. Либо ты готов играть в эту игру, либо нет. Когда в твой шоурум приходят люди, которые работают с Balenciaga и Alaia, ты должен показать продукт, за который тебе не будет стыдно перед самим собой. И каждая такая встреча — это проверка на прочность. Пока что я не хочу называть имен, но в этом сезоне у нас появились три очень серьезных адреса, магазины с мировым статусом и со своей историей. И мне хочется верить, что в новых пространствах одежда Litkovskaya получит новое прочтение и новую жизнь.

— Мне кажется, ты не только не боишься интерпретаций, но ищешь их. Даже твой показ в Москве отличался от киевского. Нарочно ли изменилась подача?

— Для нас это была новая площадка, которая вдохновила на новые эксперименты. На шоу мы решили оставить рабочий подиум, не натертый и блестящий, а тот, который встретил нас на репетиции, — технический и живой, черный картон, который хранит следы ботинок и белого скотча. В такой рабочей обстановке показ выглядел еще более камерно, чем обычно. Мы показывали коллекцию о шике, все эти золотые платья и бархат на моделях, которые медленно передвигались по затоптанному картонному подиуму. Это вызвало такую живую реакцию у организаторов, стало быть, они включились в эту игру, которая разжигала в каждом из них желание пройти до боли знакомые процессы по-новому. То же самое было в нашем шоуруме, который мы организовали в Москве и где на протяжении недели показывали коллекцию. Сами стены и атмосфера города накладывают отпечаток на вещи, и в другом контексте времени и места они играют по-новому. Вот этого ощущения новизны, каких-то смещенных акцентов, нового прочтения я постоянно ищу. И такие моменты случаются.

Лиля Литковская: "Мы вышли из своей зоны комфорта, и этот ритм сейчас самый органичный”

— Поменялось ли твое ощущение родного города, страны после возвращения из Москвы, Парижа?

— А нет никакой разницы. Для меня это одно пространство — это земля, это люди с одинаковой своей природой. Я сейчас не говорю об особенностях, которые воспитание и окружение формируют в каждом из нас, — речь не о разных песочницах. Человек и его спектр переживаний универсальны вне зависимости от той среды, в которую он помещен в данную конкретную минуту. Поэтому, возвращаясь в Киев, я не чувствую никакого разочарования или, скажем, ужаса. Наоборот, я наслаждаюсь этой сменой картинок, декораций. Я черпаю идеи и мысли в одних местах, а потом делюсь ими в других, ищу способ и возможности приложить их к той жизни, которой мы живем. Делюсь с друзьями, делюсь с людьми, которые со мной работают, делюсь через продукт, который мы делаем с теми, кого я не вижу, — с клиентами, и это создает такой верный энергообмен — мне в радость это делать. Я не делю свою жизнь на "здесь" и "там".

Litkovskaya — это достаточно нишевый продукт с определенной системой координат, не всегда понятной широкому кругу людей. и мне захотелось эту систему немного упростить

— Самое время поговорить о твоем новом проекте — городской коллекции. Если честно, очень неожиданное решение — помимо того что коллекция появляется в середине сезона, она обращается к абсолютно прозрачной и понятной теме, что не очень для тебя характерно...

— Идея создания городской коллекции пришла к нам именно в Париже. В последнее время я много думаю о феномене городской жизни, об этой одержимости современностью и технологиями, в которую превратилась наша жизнь. Меня это очень интригует. Это две параллельные реальности — медленный, если не сказать вечный, ход времени, в котором сплетаются искусство, архитектура и быстротечный, живой, пульсирующий ритм сегодняшней реальности с ее тягой к комфорту, упрощению, движению. И в приложении к своей работе, где подиумные коллекции — это такой кропотливый массив, сложный, многослойный по наполнению, мне захотелось сделать что-то более динамичное и в хорошем смысле игривое, легкомысленное.

 

Litko

— При этом городская коллекция — это не обычная капсула, верно?

— Нет. Это не вторая линия и не капсула. Это полноценный проект-ответвление от подиумной коллекции. Мы нарочно назвали это направление городской коллекцией — она о жизни и для жизни. В ней меньше эстетства и больше прагматизма. Поскольку Litkovskaya — это достаточно нишевый продукт с определенной системой координат, не всегда понятной широкому кругу людей, мне захотелось эту систему немного упростить, тем самым расширить ту нишу, которую мы сейчас занимаем.

— Каким образом упростить?

— В первую очередь, это игра со смыслами. Например, работа над весенне-летней коллекцией начиналась с конкретной скульптуры Константина Бранкузи "Поцелуй". В ней мы пытались говорить о мужском и женском, об андрогинности, о чувственности и сексуальности — получилось целое наслоение разных идей и акцентов. А для работы над городской коллекцией мы взяли только один мотив — поцелуй как сплетение губ, как контакт, как откровение. Назвали коллекцию #thekiss — сделали реверанс в сторону жизни в "Инстаграме". И вот такое уплотнение есть одновременно упрощение — когда ты выкристаллизовываешь одну идею и рассматриваешь ее так пристально, что она становится заглавной. При этом новая коллекция — это те же материалы, тот же подход, тот же крой, что и в подиумной, то есть все то, что внятно дает понять, что это часть мира Litkovskaya. Но эта форма упрощена в линиях: они могут быть более доступны, понятны, более адаптированы под повседневную жизнь. В ней больше панка и меньше элегантности. Но и то, и другое — часть нашего мира. И мне интересно говорить на обе эти темы.

— Где будет представлен проект и насколько длительным вы его планируете?

— Мы долго думали о том, как правильно представить этот проект и реализовать эту идею. Мне хотелось найти место, где дух коллекции попадет в синхрон с пространством, где вот это ощущение жизни будет особенно концентрированно. И когда мы стали вести переговоры с концепт-стором Asthik, где совсем скоро будет представлена коллекция #thekiss, я поняла, что мозаика складывается. Мы планируем сделать камерную презентацию для близких друзей и прессы, а дальше начнутся полноценные продажи в магазине. Надеюсь, эта коллекция и такой формат будут развиваться и эволюционировать. Из этого может родиться что-то очень интересное.

— То есть останавливаться ты не собираешься?

— Совсем нет (смеется). Мы уже вышли из своей зоны комфорта, и, если честно, этот новый ритм для меня сейчас самый органичный. Потому что эти скорость и темп тебя заражают. В самом пространстве вокруг тебя происходит столкновение каких-то частиц, вспышка и зарождение чего-то нового. А ведь ради всего этого мы и занимаемся тем, чем занимаемся.


Лейбл Litkovskaya и редакция Buro 24/7 Украина благодарят Stedley Art Foundation за помощь в организации съемки