Миланская Неделя моды довольно долгое время описывалась одним словом — стагнация. В Париже происходят стремительные взлеты одних и падения других, скандальные дизайнеры переворачивают все вверх дном в старых и благородных домах, публике предъявляют очередную историческую марку, которую надо возродить, и вообще Christian Dior Гальяно совершенно не похож на Christian Dior Симонса, а у Николя Жескьера Louis Vuitton решительно другой, чем был у Марка Джейкобса (что уж там говорить про Balenciaga). В Милане же не происходило ничего.

Между Armani 30 лет назад и Armani сегодняшним местами совершенно не ощущается дистанции — я думала об этом, когда в понедельник после его последнего показа ходила по свежеоткрытому выставочному пространству Armani Silos, исключительно красивому и блестяще организованному. Четыре этажа одежды, где 1984 год может оказаться рядом с 2014, и, пока не увидишь подпись, не увидишь и этих 30 лет разницы. Цельная, законченная и закрытая от всяких внешних влияний эстетика.

Последние лет 15 энтропия постепенно поглощала великую итальянскую моду 80—90-х, которая тогда завоевала весь мир: кто-то сходил со сцены, кто-то умирал, кто-то застывал в своем величии, а кто-то продолжал делать все те же короны и черные кружева. Миланская Неделя моды постепенно старела вместе со своими главными звездами, и даже новые люди ничего не меняли и только плавно вписывались в общую миланскую энтропию.

И вот пару сезонов назад все дружно начали писать и говорить о том, что надо что-то менять в миланской Неделе, что итальянская мода — это не только дюжина всем известных брендов, в которых ничего не происходит. А потом в Gucci пришел Алессандро Микеле — и о миланских показах стали писать не только потому, что положено, потому, что рекламодатели, и потому, что "дизайнер вновь показал, что такое настоящая итальянская женственность", а потому, что это было круто, свежо и вообще просто бомба. Ура, у нас наконец-то появился свой Эди Слиман.

1

1

Gucci, весна-лето 2016

Микеле — блестящий стилист. Он чрезвычайно удачно использовал общую моду на винтаж и еще более удачно — гендерную амбивалентность, которая как раз становилась заметным социокультурным трендом. И всем сразу стало понятно, что в недрах итальянской моды есть свои герои и совершенно не обязательно приглашать на должность артистического директора заслуженного дома очередную кочующую интернациональную звезду. Что будет дальше, было абсолютно очевидно: все бросятся искать своих Алессандро Микеле, которые смогут сделать "молодо и зажигательно".

И они нашлись: на прошлой неделе в Милане мы увидели первую сезонную коллекцию Массимо Джорджетти для Pucci (первая же по счету, межсезонная, была показана в июне во Флоренции во время Pitti Uomo) — бодрую, немного чрезмерную (что, впрочем, для итальянской моды вполне ок), в которой ощущалась энергия. И это точно не последнее обновление старого дома при помощи своих собственных итальянских парней. В этот раз в Милане буквально в воздухе витало ощущение, что мы видим последние коллекции мэтров и скоро и туда и сюда придут молодые и свежие. И вот это ожидание перемен стало главным во время прошедшей недели.

1

1

Pucci, весна-лето 2016

Ну и конечно, все ждали показ Gucci — главный хит миланской Недели. Что мы увидели? Да, в сущности, все то же: береты, очки, шифоновые банты, куцые бабушкины жакетики и до неразличимости похожих мальчиков и девочек с длинными волосами. Все было красиво — но мы видим те же самые грабли уже в третий раз, и понятно, что дальше мы увидим их и в 5-й, и в 10-й. Микеле — человек удачно найденных штук и приемов, которые он теперь будет показывать нам снова и снова. С ним происходит та же история, что и с Эди Слиманом: блестящие стилисты, они отлично работают с уже существующими образами, отлично их модернизируют, но не придумывают ничего нового — никаких новых пропорций, новых форм и, упаси боже, нового кроя. Поэтому их коллекции всегда демонстрируют один и тот же уровень — без взлетов и падений. Мода стилистов — но не дизайнеров.

И вот тут мы возвращаемся к тому, с чего начали. К стагнации. В старых итальянских домах есть дизайнеры, которые умеют делать действительно красивую одежду, красивую в традиционном смысле этого слова, с классическими пропорциями, чудными цветами, очень комплиментарную для любой женской фигуры. Тот же Массимилиано Джорнетти, который делает стабильно красивые коллекции для Salvatore Ferragamo уже какой год. Дело только в том, что посреди этой красоты ничего не происходит, мы всегда примерно представляем, что нас ждет: никаких революций, никаких потрясений, никакого ажиотажа. Как традиционный итальянский пейзаж с пиниями, колокольней и терракотой, который ты любишь, но знаешь уже до последнего камушка.

Между тем именно ажиотаж и вообще всяческий buzz — это основа современной модной жизни. Без этого вообще нет современной моды. Должно происходить что-то, что будет вызывать бурные обсуждения, восторги и проклятия: "Как круто он сделал!", "Как он все испортил!". И вот именно этого и хочется пожелать итальянской моде. А также не забывать, что у нее есть замечательные дизайнеры, которые как раз могут этот ажиотаж обеспечить: например, мы все ждем, когда к нам вернется Стефано Пилати во всем своем блеске. Не Микеле же единым, в самом деле.

1

1

Salvatore Ferragamo, весна-лето 2016

Читайте колонку Елены Стафьевой на Buro 24/7 Россия.

Не пропустите: Интервью Buro 24/7: Неидеальная пара: Вита Кин и Евгений Чичваркин.