Консуэло Кастильоне всегда была верна высокоинтеллектуальному стилю Marni, из года в год создавая уникальные коллекции. Эклектика, лакончиный крой, принты, сдержанность и сложный микс одновременно всегда выделял ее из толпы дизайнеров, а ее новая коллекция тем более. На этот раз дизайнер отошла от привычного стиля Marni и показала смелую коллекцию, в которой ловко сочетала привычную тематику спорта и одновременно развивала азиатские мотивы, которые хоть и стали неожиданностью, но остались в стиле Консуэло.

Неделя моды в Милане: Marni, весна-лето 2014

Шоу открыли черно-белые ансамбли: широкие брюки с завышенной талией, платье с поясом и юбки с драпировками, которые вскоре сменились комплектом из жакета, запахнутого на манер кимоно на поясе и юбки и продолжились цветочными узорами в виде пальто с принтом из бутонов, нарисованных как будто тушью и удлинненным приталенным жакетом с юбкой и тут общая картина неожиданно стала проявляться. Перед нашими глазами оказалась новый взгляд на восточную культуру, но не разобранная на цитаты стилистика, скажем, Японии, из серии: если одежда, то кимоно, если обувь то гэта, вовсе нет. Восточные мотивы Консуэло полностью пропустила через себя и свое видение этого мира, добавив к нему спортивные элементы. И всю это гремую смесь привела к общему знаменателю, а именно к стилю Marni. 

Во-первых, каждый лук дополняли спортивные козырьки, пластиковые или покрытие пайетками или камнями, во-вторых, спортивные  черно-белые полоски в виде поясов, горловин у платьев, и на обуви, напоминающей гэта, а в-третьх, неожиданные спортивные одежды - бомберы, расшитые объемными лепестками, платья из джерси с низким рукавом, курта-плащ из сетки и короченный топ, открывающий живот плюс цвета: красный, белый и черный. Таким Marni еще не был никогда, но даже идя на такой риск, Консуэло Кастильоне смогла сохранить любимый нами стиль и интеллектуальную подачу. Кстати, показ проходил в полной тишине по причине отказавших генераторов, но решение дизайнера провести шоу и без саундтрека в исполнении Сида Вишеса делает ее двойным героем в наших глазах.