Вдохновение для нее дизайнер подхватил на прошлогодней ярмарке Art Basel и, переварив впечатления, выдал то, чего от него ждали, ждут и будут ждать, - артикулированный lady-like.

Сохраняя верность ультраженственному силуэту, дизайнер углубился в изыскания сути современной роскоши, которая должна быть не только снаружи, но и внутри вещей. Такого рода роскошь символизировали двусторонние пальто-халаты, запашные жакеты из кашемира и платья с изнанкой яркого цвета, выдававшей себя в поясах, отворотах подолов и мягких лацканах. Особенно эффектно этот нехитрый прием смотрелся в сдержанных платьях, пальто и комплектах в черном и стальном сером, которые разбавляли и дополняли вещи из артизанального полотна в духе рукотворного бабушкиного коврика в текстурированную полоску.

Altuzarra

Куда конкретнее были фирменные платья из "бельевого" скользкого шелка с нескромными вырезами и разрезами в сочетании с гробоподобными флисовыми пальто и куртками: пару лет назад альтузарровские комплекты из платьев-комбинаций под "алясками" обеспечили дизайнеру первую настоящую славу, и он очень старается, чтобы мы об этом не забыли. В этот раз верхняя одежда категории statement была представлена парой меховых пальто, в которых выкрашенная в неоновые цвета норка сложилась в полотно в стиле кислотной геометрической абстракции.

Присоединение к империи Kering не могло не сказаться на хрупкой самооценке творческого человека. В случае с Альтузаррой "атлант", кажется, "расправил плечи" - как сказала бы Айн Рэнд, будь она патриотичным фэшн-критиком, а не автором псевдоэпических антиутопий. К тому же у эфемерной музы Джозефа Альтузарры есть кое-что общее с героем Рэнд: как  Хэнк Реарден кажется былинно-архаичным в эпоху беспонтовых доткомовых миллионеров, так и альтузарровская героиня выглядит, будто ее без предупреждения перенесли из Sex and the City в Girls.

Altuzarra