Сергей Татарчук и Евгений Рыбковский — основатели и идейные вдохновители магазина фирменной одежды для активного отдыха, путешествий, охоты, рыбалки и повседневной жизни "Остров". В магазине представлены редкие для Украины такие heritage-марки, как Barbour, Danner, Filson и Fjällräven. Фэшн-редакция расспросила Сергея и Евгения об интересных брендах, их собственном стиле и вещах, за которыми стоит идти в "Остров".

Ostrov

Евгений Рыбковский

О магазине

Сергей: К тому моменту, когда открылся наш магазин, мы уже 15 лет работали в одежном бизнесе, прошли абсолютно все этапы, работали с топовыми фэшн-брендами, управляли мужским департаментом в одном из киевских люксовых бутиков и понимали, что здесь просто нет одежды для жизни. Чтоб в ней можно было гулять с собакой два часа при температуре -10 или съездить на охоту и рыбалку. У нас есть много фэшн-марок: Prada, Gucci, Balenciaga и что угодно еще — в этой одежде можно красоваться, выделываться, но жить в ней невозможно.

Евгений: Это же коллекционная одежда, и смысл ее в том, чтобы показаться в ней раз-два на каком-то событии. А наши люди в этом живут с понедельника по воскресенье.

Ostrov

Сергей Татарчук 

Сергей: А ведь существуют другие бренды, в которых удобно, и они не стоят космических денег. Один из них — Barbour: марка со столетней историей. Ее носят королева и ее семья. Ее можно купить в любом европейском городе. В этой одежде можно встретить человека любого статуса: молодого, старого, толстого, худого — он будет одет в Barbour, потому что это классика.

И мы хотели привозить такую одежду: правильную, необычную. Сначала думали привязать это к профессиональной рыбалке, охоте, верховой езде, игре в гольф.

Евгений: Но поняли, что нашим рыбакам хватает камуфляжа из военторга.

Сергей: Поэтому решили сделать акцент на городской одежде для жизни.

Ostrov

Сергей: Сегодня у нас 80 брендов, и они совершенно не пересекаются — мы берем самое интересное, самое необычное у каждого, чтобы нарисовать общую картину.

С большинством из них мы работаем напрямую: сами едем за границу и налаживаем контакт. Мы хотим дать покупателю лимитированный продукт, который оценят "гурманы". Я могу точно сказать, что такого ассортимента Woolrich, как в "Острове", вы не найдете ни в одном магазине мира. У нас не только максимально большой выбор цветов, мы еще и совместно с Woolrich разработали уникальные комбинации цветов, которые продаются только у нас.

Ostrov

О будущем

Евгений: Можно фантазировать и строить планы, но надо привязываться к реальности. У нас была идея, чтобы "Остров" работал для "гурманов", — развивать его в том же направлении, но с более дорогим сегментом и открыть более стритовый магазин и привлекать туда больше молодежи. Но пока мы видим больше перспектив в виртуальном пространстве — занимаемся нашим интернет-магазином, где продаем абсолютно все то же, что лежит у нас на полках.

Сергей: Мы получаем кайф от нашей работы — кроме бизнеса, это еще и творческий процесс. Нам тяжело его просчитывать, и мы не строим перспектив на 10—15 лет, но следим за тем, как меняются наши клиенты, и знаем, как на это реагировать.

Ostrov

О покупателях

Сергей: Киевляне очень изменились. Они стали одеваться по-другому — это видно, когда садишься в самолет. Уже нет логотипов на спине, страз и костюмов, в которых разве что в золотой гроб ложиться. Это очень хорошо и лестно, это значит, что киевская публика готова выбирать одежду для интеллекта.

Евгений: Изначально у нас была идея магазина, в который мог бы зайти практически каждый человек и что-то себе найти. Мы не рисовали портрет нашего клиента, потому что видели в этой роли абсолютно любого человека — мы так строили свой концепт, мы так выбирали одежду, мы так привозили бренды.

За чем идти в "Остров"?

1

У нас есть клиенты по 78 лет — это пара, которая приходит покупать наши куртки. Они знают этот французский бренд, знают, что он стоит своих денег. Есть звезды, есть бизнесмены, есть очень известные политики, есть молодежь, которая любит культовые марки. Они очень разные, единственное, что их всех объединяет, — активная жизненная позиция. Наш клиент любит спорт, у него есть увлечения: рыбалка, охота, путешествия. У нас огромное количество путешественников — для них есть непромокаемая, теплая, необычная одежда.

Часто фермеры покупают сапоги Le Chameau — они стоят немало, но сделаны вручную из настоящего каучука и изнутри обшиты кожей. В таких ходит королева Елизавета с семьей. В них и в куртках Barbour.

Ostrov

Ostrov

Сергей: Мы учим своих продавцов, что для нас важна даже бабушка с батоном, которая прогуливается по Русановке и случайно заходит к нам. Мы все равно рассказываем ей, что это очень крутая надежная английская марка. Она все послушает, а потом, может, и внукам расскажет.

Ostrov

Евгений Рыбковский

О стиле

Евгений: Мой стиль: прагматично, удобно, комфортно. Повседневно. Да вообще трудно сказать. Бороду ношу, люблю милитари. Все лучшее было создано в армии и потом стало повседневным.

Сергей: Мой стиль — это эмоции. Открываешь шкаф — понимаешь, что сегодня наденешь белую рубашку. Вообще, рубашки — это мое, у меня всегда должно быть пять выглаженных рубашек в шкафу.

Евгений: Я могу этот шкаф описать: белая рубашка button-down, оксфорд, пуловер V-neck, селвидж-деним, качественные туфли и пиджаки. Это нормкор. Он умеет носить пиджаки, а я больше по курткам.

ostriv

Сергей: Конечно, существуют некие правила и каноны стиля, но советы о модных тенденциях и цветах — это бессмыслица.

Евгений: Это как с едой. Если ты не любишь рыбу, то не начнешь ее есть оттого, что это модно.

Сергей: Как может быть модной или немодной рубашка? Она существует уже триста-четыреста лет и будет существовать еще целую вечность. Как могут быть модными в этом сезоне джинсы синие или черные? Да, есть прописные истины: никогда не надевай полосатую футболку под брюки в клетку, потому что твой собеседник сойдет с ума, не носи летом вьетнамки в городе, потому что их не носят в городе. А в остальном какие могут быть тенденции? Если это удобно, если тебе это подходит, надевай и носи с радостью.

Евгений: Я добавлю одно: вкус купить невозможно.

Ostrov

О патриотизме

Евгений: Было предложение перенести проект "Остров" в Европу, но мы, наверное, очень любим Украину. У нас просто очень много красивых мест в стране, самой природы, где наша одежда может органично смотреться.

Ostrov

Почему мы не продаем украинских брендов? Тут все как в музыке: если во время роста патриотизма будешь петь только на украинском — это конъюнктурно, будешь петь на русском — будет неуместно. Поэтому мы поем на английском. И играем рок-н-ролл.

Ostrov

Об интеллекте и одежде

Евгений: Интеллект бывает разный, он и в одежде присутствует. Для нас очень важно представлять бренды, которые отображают кэжуал-культуру, отсылают к истокам, к субкультурам 60-х. И связь с музыкой очень важна, потому что в этой одежде выросли целые пласты музыкантов. Это же очень круто, когда в магазине можно примерить одежду, послушать соответственную музыку, посмотреть фильмы, — вот это одежда с интеллектом, как я ее себе представляю. Кроме того, она технологичная, она действительно защищает тебя от холода. А 20 баксов из того, что ты заплатил, пойдут на благое дело — многие из наших брендов помогают сохранять окружающую среду. Например, Fjällräven — шведский бренд, отчисления от которого идут на сохранение полярных лисиц. Или Filson, которые занимаются чисткой рек.

За чем идти в "Остров"?

ostrov

Сергей: Это сложный бизнес. Эту одежду практически никто не понимает, здесь мало знатоков, но мы выбрали этот путь, потому что он нам нравится. Да и конкурентов немного.

Евгений: Очень сложно быть пионером в каком-то направлении. Тем более в одежде. Спрашиваешь себя: найдутся ли люди, которые поймут твой месседж, или нет?

Сергей: Но сегодня мы встречаем в городе людей с пакетами из нашего магазина, с нашими логотипами. Это приятно.

Ostrov

Ostrov

ostriv

Ostrov

Магазин "Остров"
Ул. Энтузиастов, 5
227-44-22