Спустя 16 лет работы на посту креативного директора Louis Vuitton Марк Джейкобс покинул дом, а на прошлой неделе его место официально занял Николя Гескьер, и все вздохнули спокойно: бренд в хороших руках. Уйдя из Louis Vuitton, Джейкобс не ушел из LVMH, скорее, их отношения вступили в новую фазу: дизайнер и его партнер Роберт Даффи при поддержке Бернара Арно (у которого, к слову, в Marc Jacobs 96% акций) готовят бренд к первичному публичному размещению, IPO, или попросту выставляют часть акций на продажу. Впереди у дизайнера длительный процесс работы над собственным брендом, расширение его ассортимента и линий.

В отличие от Гескьера, Марк не стал выдерживать таинственную паузу и рассказал колумнисту Women's Wear Daily о своем уходе и планах на будущее. Buro 24/7 публикует отрывки из их беседы.

Как вы себя чувствуете после ухода?

Все постоянно задают мне этот вопрос: "Ты в порядке? Ты расстроен?" И каждому я отвечаю: "У меня действительно все хорошо". И неважно, как все смотрят на эту ситуацию и объясняют ее, для нас с Робертом это позитивные изменения. И если бы я был не в порядке, я сразу бы об этом сказал, ведь я очень плохо скрываю свои чувства и не умею врать. Я открытый во всем. Мы действительно верим в слова господина Арно, мы сделали этот выбор и подписали контракт, который изменит ситуацию Marc Jacobs с LVMH.

Новый контракт?

Да. Это огромный контракт. Опять же, после того как Роберт вел переговоры так долго, это еще одна демонстрация того, насколько серьезно намерение вывести компанию на следующий уровень. То, что принесет подписанный договор и что компания сделала для нас, и есть новое направление. У нас были слова господина Арно и есть этот договор сейчас - это суперпозитивные новости.

И вы готовы работать над этим новым направлением?

Это всего лишь проекция, но я чувствовал бы себя иначе, если бы что-то изменилось. Я собираюсь продолжать работать в Париже, потому что это полезно для бренда. В моих планах уделять большое количество времени работе над сумками и обувью. Кроме того, я возьму на вооружение и другие вещи - например, сотрудничество с Sephora пошло очень хорошо, и я хотел бы уделять больше времени этому.

Собственный бренд всегда был для вас приоритетным?

Роберт всегда говорил мне: "Вспомни, как мы встретили господина Арно и LVMH, они были готовы инвестировать в Marc Jacobs, потому что очень хотели, чтобы мы занялись Louis Vuitton".  Роберт сказал мне: "Я знаю, ты любишь Louis Vuitton и вкладываешь в него свое сердце, но Marc Jacobs - это наше будущее и то, что мы создали сами. Мы здесь, в Париже, только чтобы сохранить живым то, что начали». Он всегда был голосом разума. 

Давайте поговорим о подготовке Marc Jacobs к IPO. Бернар Арно в интервью сказал, что вам нужно расширяться. Что конкретно вам нужно делать?

Я не знаю. Роберт - очень хороший бизнесмен, правильно воспитанный и отличный человек. Но мы никогда не занимались стратегическим планированием, никогда не думали, что будет через три года или через пять лет. Мы работали по-другому. Скорее, так: "Что мы хотим делать дальше? Мы хотим сделать свитеры для собак и назвать их Bark Jacobs. Если это сработает, отлично, если нет, мы бросим эту затею и пойдем сделаем что-то еще". У нас с Робертом были и плодотворные мысли, как вышло со второй линией Marc by Marc Jacobs, недорогой и доступной, были идеи, с которыми были согласны мы оба. Но у нас никогда не было большого долгосрочного плана. Я никогда не подумал бы еще 10 лет назад, что мы запустим линию косметики. Когда мы выпустили наши первые духи, это было примерно так: "Это безумие, не могу поверить, что мы делаем духи!" Я открыт для новых возможностей и уверен: чтобы быть интересным для инвесторов, надо обзавестись планом, наладить ритейл, создать конкретную идею, ДНК, образ жизни и прочие слова, которые я ненавижу.