Сентябрьский номер W Magazine вышел с отличной съемкой Super Normal Super Models. Супермодели в супернормальном состоянии — сюжет на злобу дня. Собрание самых успешных красавиц планеты в тривиальной одежде с приветом из 90-х может сойти за сценку из Mean Girls: совершенные, недобрые, одетые в Versace. В центре группового кадра — 31-летняя украино-канадская модель Дарья Вербова. Из всех девушек на снимке она, пожалуй, наименее super и наиболее normal.

Полюбить Дарью

Нормальность — это последнее, чего ждешь от моделей такого калибра. Но Вербова — звезда наоборот. Имея в арсенале один из лучших контрактов, на который можно рассчитывать (почти десятилетие с Lancome), и долгие добрые отношения с рекламным департаментом Celine, Вербова работает всего два месяца в году, а остальное время проводит где-то на лодке посреди моря или в доме в Ирландии. О ней Грейс Коддингтон в своих мемуарах написала: "Очень жаль, но Дарья не любит работать моделью". Но в современном моделинге Вербова — это Bugatti в человеческом обличье: очень престижно, очень дорого и не для всех, а точнее почти ни для кого и никогда.

Полюбить Дарью

В вольном пересказе Дарья Вербова может показаться дивой. Но более визуально вменяемого человека в мире, одержимом собственным отражением, сложно найти. Это абсолютный антипод современной идеи celebrity. С выгоревшими волосами и старомодным кольцом в носу, в мятых футболках и джинсах, Дарья может сойти за вашу школьную подругу, с которой вы гоняли голубей и воровали сливы в соседском саду. Ну, если вам очень повезло с подругой. В ней есть небрежность и рок-н-ролл, но нет бархатного шика Кейт Мосс и Наоми Кэмпбелл. С такими героями в масс-медиа сложнее всего. Тут почти не за что уцепиться: о миндалевидных глазах и славянских корнях Вербовой сказано уже давно — еще когда она была фавориткой Миуччи Прады. А кого сегодня будоражат истории о прогулках над пропастью во ржи? Тем не менее Вербова работает как супербренд: без лишних слов, красных дорожек и бытовых откровений в Интернете. Одна из лучших карьер в бизнесе строится на вечном принципе less is more: когда вас очень мало, вас хотят еще больше.

Карьера модели балансирует на грани полной безызвестности и тотальной славы. Среди тысяч лиц встречается одна Джерри Холл или Джиа Каранджи. Так было вплоть до нулевых, когда барьер брали только самые крупные звезды. В публичное сознание просачивались девушки первого эшелона: Кейт, Линда, Синди с подругами. Правило хорошего тона гласило: успешная модель — немая модель.

Годы "после 2008-го" отметились одной важной и достаточно лицемерной тенденцией. Эстетику гомогенности — девочки на одно лицо, однояйцевые близнецы со светлой копной волос и космическими скулами — отменили как не соответствующую духу времени. Отменили наполовину: кастинги Calvin Klein, Jil Sander и Balenciaga до сих пор выглядят как смотр Вагановского училища в шведской глубинке. Но время просило нового образа. В прессе писали о возвращении на подиум индивидуальностей взамен безликих славянок, которых уставшие редакторы в ходе четырехнедельного марафона по модным столицам не могли отличить друг от друга. Отчасти это правда: вслед за выпадающей из канона Ларой Стоун зажглись звезды Саскии де Бро, Эмелин Валад, Джоан Смоллс и целого поколения азиатских моделей, которым ранее вход на подиум был заказан. Только так, в погоне за новой экстравагантностью, наверно, могла состояться карьера Линдси Виксон и Джулии Нобис.

Новую аутентичность, о которой сегодня столько пишут, ищут и в новых лицах. Модельные агентства пытаются доказать, что у их подопечных той самой индивидуальности через край — хоть на хлеб намазывай. Работают в смешанных медиа: модели рисуют, поют, готовят здоровую еду и цитируют Бродского. Кто-то пытается из девушки с обложки вырасти в lifestyle-гуру — это особенно пригодится тем, кто метит в обойму ангелов Victoria's Secret. Кому-то достаточно личного профиля с автопортретами в Интернете. Но кое-что, похоже, утрачено навсегда: энигма. Ореол тайны, который раньше окружал сфинксов и делал их недосягаемыми и еще более желанными, променяли на миллион онлайн-подписчиков.

Полюбить Дарью

Дарья Вербова — исключение, которое подтверждает общее правило. Самая красивая девушка мира публикует в "Инстаграме" фотографии дикой природы и снимает у себя дома интимные автопортреты в духе Синди Шерман для французской марки Equipment. При этом она остается полноформатной звездой. И именно такая, со спутавшимися на морском ветру волосами, Вербова противостоит всеобщему маниакальному желанию войти в каждый дом и навсегда поселиться в нем. За это хочется любить ее еще больше.