Ну вот — Раф Симонс таки идет в Calvin Klein. "Из проверенных источников" про это написал FashionMag и другие уважаемые издания. Но новостью это назвать сложно. Вообще, в этом давно уже нет никакой интриги. Если отставки сегодня еще сохраняют элемент неожиданности и остаются громкими, то назначения, благодаря "проверенным источникам" и онлайн-медиа становятся известны задолго до официального объявления и тут же обсуждаются. Полгода назад все уже знали про то, что Раф собирается в Calvin Klein, полгода же назад впервые заговорили про то, что бывший его работодатель Christian Dior собирается нанять на его место Марию Грацию Кьюри, — и все именно так и произошло.

Суть современного фэшн-мира в его броуновском движении, с одной стороны, и предсказуемости этого движения — с другой. И этот парадокс все определяет. Когда мы последний раз слышали новое — действительно новое — имя в больших домах? Уже почти три года назад, когда Gucci вдруг вынул из рукава Алессандро Микеле. Даже назначение Демны Гвасалии в Balenciaga нельзя было назвать таким уж неожиданным, потому что все уже заговорили о Vetements и его имя уже знала вся профессиональная публика. Но если в случае с Кьюри и Симонсом и есть какая-то предсказуемость, то она тут, скорее, из серии "все, наконец, встало на свои места".

Рафу Симонcу было неуютно в Christian Dior — он это вполне ясно обозначил после своего, вполне мирного, ухода. Но мы это и так видели по тому, насколько неровными и нервными были его коллекции, и по тому, насколько заметным стал разрыв между двумя эстетиками  девушек-цветов Диора и минимализмом Симонса, между двумя частями Dior  показами и коллекциями Симонса и рекламными имиджами, оформлением бутиков и пр. И то, что в итоге девушки-цветы победят, это было понятно почти сразу. Но смысл в том, что Раф Симонс со своей суровостью, постиндустриальностью, наследием бельгийского деконструктивизма и персональной меланхоличностью, которые никак не вмещались в изящный, нарядный и театральный Dior, сделал огромное дело — он встряхнул бетон диоровской нарядности, который уже стремился к застыванию, он оживил благородный французский кутюр, он создал то самое раздражение, которое позволяет сохранять живость восприятия. И диоровские девушки-цветы никогда уже не будут прежними.

Почему Раф Симонс и Calvin Klein — идеальная пара

Почему Раф Симонс и Calvin Klein — идеальная пара

Мария Грация Кьюри, конечно, их и будет делать, девушек-цветы, — то есть то, что органически было несвойственно Симонсу, — но это будут уже совершенно не те девушки-цветы, что могли бы быть до того, как пришел Симонс. Они будут куда современнее и интереснее. Да, ее Dior будет куда консервативнее симонского, да, мы опять увидим вариации new look, — но именно благодаря Симонсу у нее будет куда больше творческого пространства для маневра. И она, думаю, уже сказала за это "спасибо" Симонсу, вслух или про себя — неважно.

И вот теперь в распоряжении Симонса будет Calvin Klein — один из столпов минимализма ранних 90-х. Вообще-то, мне нравилось то, что там делал Франциско Коста, — это было красиво, ясно и мягко. Хотя именно мягкость, мне кажется, немного мешала, немного добавляла водянистости его эстетике. И вот теперь туда придет один из главных наследников минимализма 90-х — и добавит жесткости стилю Calvin Klein.

Почему Раф Симонс и Calvin Klein — идеальная пара

Тут следует вспомнить, за какие заслуги Симонс получил работу мечты в Dior. Собственно, за то, что он сделал в Jil Sander. Он получил этот бренд — также один из столпов минимализма, фактически его прародитель — и, сохранив минималистскую эстетику самой Жиль Зандер, добавил три очень важные штуки — цвет, чувственность и спорт. Его последнюю коллекцию в Jil Sander помнят до сих пор — великолепные пальто в стиле 50-х, талии, красный и розовый. То, что он сделал с Jil Sander, называется "осовременить", и я думаю, что ровно на это и рассчитывают теперь в Calvin Klein.

Я уверена, что в Calvin Klein у Симонса сработают все те механизмы, которые не сработали в Dior. Во-первых, Calvin Klein  это близкая Симонсу эстетика, то есть вполне комфортная для него среда. Во-вторых, это не большой французский дом с громким именем, а довольно молодая американская марка, и там нет давления великого наследия последних 60 лет. В-третьих, скорее всего, у него там будет больше свободы и возможностей в создании цельного образа бренда, чего он так и не сделал в Dior. И посмотреть, каким окажется этот образ, будет ужасно интересно. Ну и в-четвертых, Нью-Йорк просто куда ближе Симонсу и визуально, и творчески. И его там любят.

Так, все назначения этого лета, которые на первый взгляд выглядят довольно предсказуемыми, на второй оказываются вполне уместными и даже многообещающими. В современной моде в последнее время так много бессмысленной активности, только увеличивающей энтропию, что судьба Марии Грации Кьюри и Рафа Симонса смотрится отрадно в своей уместности. А главное, это люди, которые действительно умеют не только стилизовать лукбуки, но и делать одежду, и даже местами модную одежду. Редкое и ценное свойство в наше время.


Читайте колонку Елены Стафьевой на Buro 24/7 Россия.

Читайте также: Люди моды о "Неоновом демоне".