Осиротевший дом Dior — Раф Симонс ушел корректно, но решительно — нового дизайнера пока что не объявил, хотя судя по отдельным намекам, героя скоро представят общественности. Новую коллекцию подготовили дизайнеры без громких имен, работники дома, и выстроена она сплошь на наследии дома. Наследие у дома богатое, хватит не на один сезон, и берут они изысканностью отделки и вообще всем тем, что отличает haute couture: ручная работа, сложная вышивка, перья, камушки, красивенько. Знаменитый диоровский new look, женственный, с подчеркнутой талией, обыгрывается на все лады: трикотаж, жакеты, узкие юбки-карандаши. "Юбка-карандаш будет продаваться всегда!" — строго поднимает палец вверх элегантная дама, представитель дома. Атмосфера на resee Dior торжественная и почтительная. Отмечаю на манекене кофту из ангоры, на молнии, надетую под классическое пальто, — шагают в ногу с прогрессом. Мчусь на показ Valentino, и путь мой проходит через сотни исключительно нарядных гостей, шагающих с должной скоростью  чтоб фотографы успели щелкнуть  по специальной белой дорожке. Красота в опасной концентрации фатально действует на общественность: "О боже!  кричит кому-то парнишка-турист,  о боже, почему я не так одет, как все эти люди?!".

PFW: Сны наяву и итальянское ла-ла-ла

Атмосфера на показе Valentino соответствует: женщины в мехах, женщины в роскошных платьях, женщины с пышными прическами — и итальянская речь, бесконечное жизнерадостное ла-ла-ла. Аудиторию не разочаровали: череда изысканных и нарядных платьев, часть из которых надеты на тонкие шерстяные гольфы, — отличная идея, но в наших широтах наверняка платья предпочтут носить просто так.

Вообще, нигде как в Париже социально-культурный слой не считывается по внешнему виду. Тут можно смело встречать по одежке: одет в черное и бесформенное — стало быть, идешь на показ Рика Оуэнса; затянут в нечто летящее, а сверху накинут мех  очевидно, собрался на Valentino.

Лучшие фэшн-журналисты, как правило, выглядят странновато, что вселяет в вашего автора надежду. Та же Сьюзи Менкес, почитаемый автор ироничных и умных колонок про моду, представляет собой довольно увесистую немолодую даму с пучком давно не крашенных волос — она одета в темное и практичное, двигается тяжело, но уверенно, и так же уверенно заходит на показ Iris van Herpen, куда ее с поклоном запускают одной из первых. Прикидываюсь ассистентом и просачиваюсь следом. Спускаемся по узкой винтовой лестнице в огромный темный зал — а там около дюжины моделей в умопомрачительных платьях крутятся перед гигантскими листами прозрачного пластика: из-за освещения кажется, что они голограммы. Платья похожи больше на изысканные современные скульптуры — и вместе с подачей производят невообразимое впечатление, красота и искусство как оно есть.

PFW: Сны наяву и итальянское ла-ла-ла

"Это все сны наяву", — сбивчиво объясняет Айрис внимательно слушающей Сьюзи. "Мои сны наяву, я хотела их рассказать". "Поздравления,  говорит та и расцеловывает Айрис в обе щеки.  Это восхитительно". После показа я иду, сраженная наповал, по Маре, то и дело натыкаясь на знакомых. В эту неделю украинские модные люди в Париже присутствовали повсюду: на показах, в шоу-румах, в подвальном кафе в концепт-сторе Colette, на улицах в Маре. Правда, одну из точек украинской модной тусовки закрыли досрочно: в шоу-рум имени главной украинской иконы стиля (с) пришли люди из французской полиции с разными глупыми вопросами: паспортные данные, кто такие, как платили моделям, то да се, — и дизайнерам, опешившим от такого расклада, пришлось сворачиваться раньше времени, отменяя все встречи.

PFW: Сны наяву и итальянское ла-ла-ла

Зато в последний день парижской Недели моды случилось событие, которое украинская модная тусовка ждала с некоторым трепетом, радостью и завистью: дизайнер Юля Паскаль продемонстрировала свою коллекцию в рамках основного расписания показов. Предварительно вещи от Paskal были выставлены в Colette и даже украшали собой витрины. Показ был назначен на 11 утра, в расписании он лестно значился между шоу "Луи Виттон" и "Монклер", из-за чего его малость пришлось задержать: не все успели доехать с "Луи Виттона".

PFW: Сны наяву и итальянское ла-ла-ла

Показ, устроенный в огромной квартире в особняке на третьем этаже, — на втором расположился шоу-рум Thom Browne — прошел в атмосфере дружественной и довольно-таки семейной: большинство гостей были знакомы друг с другом. Коллекцию выстроили частично на технике lazer cut, что заявлено как составная часть ДНК бренда — все те же беспроигрышные узоры, лепестки, цветы, оборочки. Из нового был горошек... Горошек был всюду, если честно: на прозрачных капроновых брюках-легинсах, на блузах, на платьях, на полу, на зеркале на стене, на щеках моделей, на пригласительном тоже был горошек. И было два совсем спорных образа — нечто вроде пушистого сверкающего мохера. Модели прошлись по очереди, потом все вместе, потом были аплодисменты, потом вышла дизайнер — словом, все, как полагается в Париже. Сьюзи Менкес не было. Ну была Таня Кремень разве что.


Читайте также: PFW: Грейс Коддингтон и дурак таксист.