Поиск

Чем хороши Valentino, когда от кутюра ничего не ждешь

Все познается в сравнении

Чем хороши Valentino, когда от кутюра ничего не ждешь
Пьерпаоло Пиччоли расправил крылья

О втором дыхании единоличного креативного директора Valentino рассказывает журналист и обозреватель моды Елена Стафьева


Вообще-то, от кутюра уже давно ничего не ждешь — это либо треш и угар, как у Гальяно в Margiela (господи, Мартин, не смотри на это), либо треш и fuck you, как у Гвасалии в Vetements, либо унылые платья для арабских принцесс, как у ливанских дизайнеров, либо Chanel, либо Dior, либо нечто совершенно бессмысленное и безобразное, как Тиши в Givenchy. И тут вдруг нате. Я после первой, сентябрьской коллекции Valentino написала, что Dior не того переменил. И вот кутюрная коллекция Valentino — блестящее тому подтверждение.

valentino-perpaolo-haute-couture

В чем была сила Valentino Пьерпаоло и Марии Грации? Там не было не то что кроя и силуэта — там вообще всю дорогу был один единственный силуэт, далеко не ими придуманный и вообще даже близко не оригинальный.

Но они с ним с такой изящной фантазией работали, а главное — очень чисто, не перегружая, но и не забывая как-то радовать поклонников такого стиля. И что еще важно: никакой вульгарности, никакой пошлости, никакого треша. Исключительно "бонтон" — что и было всегда сутью работы самого Валентино, который отродясь не был не то что Баленсиагой или Шанель, но даже и Армани: то есть вообще не предпринимал никаких более-менее революционных движений и, не дай бог, ничего не придумывал, но делал все очень красиво и уместно — на каждый день, каждый вечер и каждое утро каждого дня своих клиенток. Я про него как-то прочитала, что он шил специальные платья для утреннего субботнего похода по магазинам. Не вообще — а именно по субботам, и именно по магазинам. И это прям отличный образ.

Вот Пьерпаоло и Мария Грация более-менее современными средствами это "субботним утром по магазинам" и продолжили. И что, конечно, важно: у них получалось красиво, недаром Тильда Суинтон носила Valentino почти наравне с Хайдером Аккерманом, недаром его надевала на выходы София Коппола и прочие наши любимые девушки. Рафинированный, чистый, с достаточной мерой совершенства и легкости бренд.

valentino-perpaolo-haute-couture

И вот, когда они расстались, у Марии Грации в Dior всего этого как-то убавилось, а у Пьерпаоло, напротив, появилось дополнительное свойство. Он будто бы крылышки развернул: кроме достаточной рафинированности и аккуратной легкости, очень коммерческих, появилась сверх того такая пленительная свобода — воображения и воплощения.

Так бывает в жизни, когда распадается с виду вполне благополучный брак — и мужчина, вроде бы всегда довольный и респектабельный, вдруг прям начинает сиять, преображается, словно уволился с суперкрутым бонусом с нелюбимой работы (с женщинами тоже бывает, но немного иначе). Испытывает эйфорию — и делает вот такую цельную и пленительную коллекцию (а цельность тут тоже очень важна). Другое дело, что эта эйфория нестабильна, — и это мы видели по его pre-fall. Посмотрим, как пойдет — справится ли, а то он прям прыгнул выше головы. В общем, [президент группы компаний LVMH] Арно выбрал не того.


Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.


Смотрите также: 

Valentino: Античные богини.

Dior Couture: Набор для феи.

Почему Демна Гвасалия — человек года.

Мода в эпоху постмоды.

Buro 24/7

Оставьте комментарий

Загрузить еще