Творения Рика Оуэнса редко вписываются в общую картину модных недель - его дизайн самобытный и самодовлеющий. Так было и на этот раз. Но формат сентябрьского шоу Rick Owens в Париже сделал его негласным фаворитом и задал тон всему длительному марафону модного сезона. Выступление темнокожих танцоров из американских колледжей, которых Оуэнс выпустил на бетонный подиум спортивного комплекса Берси, поставило несколько вопросов: о расовой дискриминации, об инклюзивности моды и о силе культа. Для Оуэнса темы лояльности, жертвенности и первобытной энергии - сюжет не новый. Но их отголоски обнаруживаются в самых интересных коллекциях будущего сезона.

Самые интересные коллекции будущего сезона

Если бы автора этой колонки штрафовали за каждое новое упоминание имени Рафа Симонса, пришлось бы отдать последнее. Но ничего не поделаешь - сегодня самые любопытные события разворачиваются именно на подиуме Christian Dior. То, что делает Симонс, не всегда конвенционально красиво и не всегда удачно, но дизайнер постоянно рискует, выталкивая себя и менеджмент Dior из зоны комфорта наследия дома. Если кто-то и пытается расширять и обновлять модную повестку, то это бельгиец Симонс, который под неизбежный в его случае грохот техно пересказывает историю венценосного французского лейбла в деконструированном жакете Bar и платьях с нашитыми выдуманными слоганами. Влияние трайбализма в Dior читается в асимметричных платьях-плиссе, шортах со вставками из цветного шифона и колье, соскальзывающих с шей моделей.

Самые интересные коллекции будущего сезона

Последняя кутюрная коллекция Симонса на тему глобализации культур получила смешанные отзывы, но сложно не заметить, каким уместным и точным высказыванием она была. В этот раунд показов влияние первобытных культур и примитивного искусства стало главной новостью сезона. Даже адепты стерильного минимализма Франциско Коста в Calvin Klein и Джил Сандер позволили себе фривольность заигрывать с многоцветием африканских панно и бедного искусства, итальянского Аrte Povera. Перья, бахрома, бусы и принт в разных комбинациях отметились у Сары Бертон в Alexander McQueen, Карла Лагерфельда в Chanel, Рикардо Тиши в Givenchy, Пьерпаоло Пиччоли и Марии Грации Кьюри в Valentino и у Джуньи Ватанабе.

Самые интересные коллекции будущего сезона

Еще один дизайнер, чья работа способна двигать модный дискурс, - Фиби Файло в Céline. У Файло есть редкое чутье того, куда дует ветер. При этом ее работа как минимум наполовину разрушает привычный стереотип о женщине-дизайнере, которая создает комфортную одежду для реальной жизни без оглядки на модный глянец. Коллекции Файло (и последняя яркое тому подтверждение), наоборот, об этом - о моде, выведенной в плоскость editorial: фотогеничной, узнаваемой и в меру провокационной. Последнее шоу Céline отсылало к уличным снимкам Брассая и представляло собой экстраваганзу постмодернистской эстетики. Смешав в равных пропорциях африканские мотивы, выросший из них европейский примитивизм, нигилистский дух рэйва и прагматичный минимализм 90-х, Файло показала одну из самых бодрых и новаторских коллекций сезона. У модных редакторов и девушек, любящих покрасоваться перед толпой с фотокамерами в саду Тюильри, следующие месяцы обещают быть жаркими.

Самые интересные коллекции будущего сезона

О необходимости быть узнаваемым и заметным - последнее шоу Prada, что в наше время победившего стритстайла имеет абсолютный смысл. Привычные трюки из арсенала Миуччи Прады - столкновение женственных ретро-силуэтов и спортивной эстетики, гипертрофированный декор из пластиковых камней, диссонирующие аксессуары и цветной мех - все это дизайнер замешала на сюжетах если не примитивистских, то близких к ним. В руках стилиста Оливье Риццо коллекция получила привкус популярной версии "Американы": цветные перья в головах и на запястьях моделей энергично покачивались в такт новому творению Бритни Спирс. Такими можно было бы представить день индейца в детском лагере при элитном теннисном клубе или Марго Тененбаум, реши она распрощаться со своей фрустрацией. Смотрелось это крайне эффектно - очередное шоу-блокбастер на счету Прады, одного из главных визионеров мировой моды. 

Перьями решил окончить свою многолетнюю историю в Louis Vuitton Марк Джейкобс. Не то птица Феникс, пережившая конец света, не то жар-птица, расставшаяся с собственными иллюзиями, - в черных красках и нарядах, отсылающих к Рей Кавакубо и Вивьен Вествуд, Джейкобс рассказал о героине кабаре Folies Bergère, для которой шоу навсегда окончилось. Разыгранная в декорациях-цитатах его лучших показов, эта коллекция обещает стать хитом по количеству просмотров в Интернете и официальным окончанием истории о дизайнерах-суперзвездах в стенах суперлейблов времен нулевых. 

О племенном духе и культе, но на другой лад - коллекции Эди Слимана в Saint Laurent и Альбера Эльбаза в Lanvin. Слиман продолжает писать современную историю thin white duke'а формата лос-анджелесских рок-музыкантов и их флегматичных подруг. На этот раз девушки оказались чуть больше Saint Laurent, чем «Слиман», но своему вкусу дизайнер не изменил: модели в коротких платьях и брючных костюмах с очень завышенной талией выглядели на подиуме как групиз какой-то незадачливой панк-команды, каждая непременно с буржуазной фамилией и пропиской в 1-м округе Парижа.

Примерно там же живут и героини Альбера Эльбаза в Lanvin. У дизайнера есть талант рассказывать самые красивые истории даже в условиях ограниченной видимости плохо освещенного подиума. На этот раз все дело было в парче, с которой Эльбаз работал по принципу «чем больше, тем лучше». В свободных металлизированных комбинезонах и платьях с плиссировкой они могли сойти за свежую реинкарнацию Сьюзи Сью, вокалистки Siouxsie and the Banshees. А кто знает толк в вопросах культа и первобытной энергии, если не настоящие британские рокеры? В шоу Lanvin, одном из немногих, чувствовались энергия и жизнь. А живописная и бьющая через край витальность - это, пожалуй, главная тема нового сезона.