Карл Лагерфельд давно перешел ту грань, за которой он чувствует себя всесильным: организовывать самые зрелищные модные шоу, работать над уймой коллекций и коллабораций, собственноручно снимать фотосессии и короткометражное кино - после этого неполного списка дел в расписании дизайнера скрестить французский дух Chanel с Техасом кажется отнюдь не сверхзадачей. Высадившись во главе десанта Chanel в Далласе, в самом сердце штата Техас, куда в конце пятидесятых прилетала сама Коко Шанель, чтобы получить награду от Neiman Marcus, Лагерфельд собрал все референсы, которыми может похвастаться этот штат в частности и культура Америки в целом, и выпустил на аутентичный импровизированный подиум чуть меньше ста стилизованных на эту тему образов.

Начал Лагерфельд с костюмов для верховой езды в сочетании с сапогами с мягкими голенищами, постепенно добавляя все новые и новые элементы в стиле Америки и Chanel: ковбойские мотивы на сапогах и колготах, кованые носы на сапогах, перья в прическах, полосатые индейские пончо - от вполне классических, к которым он добавил юбки-скатерти, до объемных пончо-пальто и свитеров. Традиционную бахрому Лагерфельд применил везде, где только можно было: на перчатках, сумках, костюмах с юбками и верхней одежде. Ковбойские рубашки он предпочел сделать из кожи - одна из них была на Саскии де Брау в комплекте с узкими кожаными брюками, отделанными тонкими белыми лампасами, ботинками с острыми носами и пряжками, а также шляпой с небольшими полями, лихо заломленной на затылке, - почему-то нетрудно представить, как она, как в вестерне, вваливается в какой-нибудь техасский салун в роли ковбоя, резко распахивая дверь. Грубые юбки-миди из жатой кожи были представлены в классической двухцветной интерпретации - с белоснежными рубашками с черными лентами-бантами, которые должны были нам напомнить галстуки-боло.

Альтернативой пончо стали меховые болеро с гипертрофированными рукавами. Типичный для Америки голубой деним дизайнер скрестил во множестве вариаций с белоснежной пеной микроволанов, типичных для коллекций Chanel. Под занавес Лагерфельд добавил звезд - в прямом смысле этого слова, рассыпав их по бархату и тюлю, а завершил показ на чистой белоснежной звенящей ноте: в двух последних выходах на головах моделей красовались роучи - традиционные головные уборы индейцев из перьев, которые они надевали по торжественным случаям или для устрашения врага.

Что же, теперь придется ждать мая - чтобы посмотреть, как Кристен Стюарт будет смотреться в рекламной кампании коллекции «Париж-Даллас» - это будет ее самый звездный час со времен «Сумерек».