В этом году Who Is On Next отмечает свой десятилетний юбилей; этот конкурс считается одним из важнейших в мире, которые разыскивают таланты и наставляют их на путь истинный. В жюри состязания входят именитые профессионалы: даже сама возможность представить работу на суд Сюзи Менкес, Тима Бланкса, Сары Майно, Франки Соццани и других культовых личностей мира моды уже кажется победой. Финалисты же получат куда больше: с ними будут проводиться лекции и работы как в отношении творческой составляющей их бизнеса, так и коммерческой, маркетинговой и прочих, которые так ужасают молодых талантов, мечтающих только творить, без оглядки на жестокие реалии моды, где чаще всего продают даже не твою одежду, а самого тебя.

"Рим в который раз подтверждает свое звание инкубатора молодых талантов, идеального места для развития свежего, юного, экспериментального творчества, которое основано на артизанальных традициях Италии", — гласит официальный релиз Who Is On Next, обнажая этой, на первый взгляд, безобидной фразой основной камень преткновения, в который сейчас уткнулась вся итальянская мода. Существуя на лаврах былой славы, она уже не кажется живой, но кажется лишь функционирующей; артизанальные традиции Италии уже не кажутся достаточным поводом для того, чтобы называть любое платье, расшитое блестками и пайетками, новым шагом в модной эволюции. Скорее наоборот: самые активные двигатели новой моды сейчас изо всех сил гонят избыточность, пышность и пафос с мировых подиумов — конечно, больше всего от этого страдают итальянцы, для которых эти характеристики являются неотъемлемыми. И если такие бренды, как Dolce & Gabbana или Alberta Ferretti всегда смогут найти подход к требовательным потребителям, то удастся ли это начинающим дизайнерам — большой и болезненный вопрос.

6

Piccione Piccione

И, судя по шорт-листу финала Who Is On Next, Италия пока не готова его себе задать. Удивление вызывает даже то, что конкурс проходит при поддержке Vogue Италия — той версии знаменитого глянца, что уже не раз доказывала свой статус обличителя модных клише и борца с застоем в восприятии этого вида искусства. Жюри, похоже, лелеет надежду воспитать новое поколение по тем же учебникам, из которых черпало старое: израильтянка Daizy Shely экспериментирует с (кто бы мог подумать!) цветочными принтами и органзой, дизайнеры из Project149 украшают свои наряды меховыми шарфами, передавая привет Консуэло Кастильони, а Marianna Cimini выглядит интереснее других лишь за счет того, что сыграла на практически безошибочных мотивах: пастели, лаконичном крое и сандалиях с носками. Однако выбор жюри осудить сложно: все финалисты еще явно не готовы показать четкий, сложившийся и отработанный почерк, а значит, с ними можно работать, а значит, их можно развивать в направлении "правильной итальянской моды".

И пока Берлин и Копенгаген упражняются в создании абсолютной и правильной непритязательности, пока Нью-Йорк возвращается к своему индустриальному и уличному прошлому — никогда еще 90-е не были так актуальны, как сейчас, — Италия, очевидно, рассчитывая на возвращение былого величия, не спешит идти на поводу у все громче и громче заявляющих о себе тенденций. Возможно, когда-нибудь 80-е, "эпоха безвкусицы", леопардовые принты на розовом фоне и рискованные разрезы с золотыми браслетами вновь безоговорочно воцарятся на подиумах. Но судя по тому, что уже и Valentino отходят от красных вечерних платьев в сторону белоснежных "прерафаэлистских", и Dolce & Gabbana, приняв неизбежное, выпустили на подиум моделей в сандалиях, этого возвращения придется ждать еще очень долго. А, стало быть, победителям Who Is On Next в скором времени придется выбирать сторону: оставаться памятниками славным традициям или писать свою, не менее славную историю.