Рискнувший полностью изменить Louis Vuitton, который мы знали под руководством Марка Джейкобса, Гескьер продолжает вписывать собственные строки в ДНК-код знаменитой марки. Пышность, театральность и большей частью непрактичность дизайна остались в прошлом: для Гескьера Vuitton — это семидесятые годы прошлого века, Джейн Биркин, с поправкой на современный юный и еще не приевшийся шик. Наверное, именно потому одной из муз и самых преданных поклонниц обновленного Louis Vuitton стала Шарлотта Генсбур, унаследовавшая элегантность своей матери и ноншалантность отца, знаменитого шансонье.

Несмотря на то что круизная коллекция, как и водится, во многом стала оммажем локации — стремительные силуэты в честь Формулы-1, узоры, извивающиеся на манер водорослей Средиземного моря, — она все же мало в чем нарушила принципы, заложенные Гескьером в рамках дебютной коллекции. Дизайнер все еще не демонстрирует лучшее, на что способен, но пока от него этого и не ждут - на данном этапе он лишь закладывает путь дальнейшего развития дома. В равном количестве на подиуме были представлены брюки и юбки: и те, и другие отражали стилистическое многообразие выбранных Гескьером 70-х годов, представленные в самых разных цветах и фасонах. Смысловых блока было три: подводный мир, проявившийся в колышущихся оборках и узорах, флора — крупные двухмерные цветы на белоснежном брючном костюме, и гонка Формула-1,  от нее коллекция унаследовала полоски и небрежность. Стилистические мотивы гонки стали своеобразными акцентами в остальном мягкой коллекции. Первая коллекция Гескьера  для Louis Vuitton была посвящена шестидесятым, сейчас мы увидели на подиуме семидесятые — очевидно, в следующий раз на шоу модного дома мы увидим разнообразие стилей, присущее восьмидесятым.