Начал Андерсон с серии арт-направленных выходов: модели демонстрировали топы, украшенные горными, речными и равнинными пейзажами. Сложность узоров компенсировала нарочитая простота кроя и решение стилиста дополнить топ простыми черными мешковатыми брюками и черными же ботинками, пошитыми таким образом, будто на их носке завязан крупный узел. За арт-кластером пошел рабочий класс: Андерсон представил нечто, что можно было бы счесть спецодеждой бизнесменов среднего звена, присутствуй у них исключительный вкус. Из однотонной костюмной ткани дизайнер пошил брюки, рубашки и накидки на манер фартука, которые благодаря идентичности текстур и цвета представляют собой монолитный ансамбль. А затем вектор Андерсона вновь повернулся в сторону искусства, но уже не произведений, а творцов: модели демонстрировали балахоны и накидки, которые расслабленностью кроя и простотой и припыленностью цветов вполне соответствуют одежде, которую могли бы носить художники и хозяева артистических студий 20-х годов прошлого века. Особым вниманием Андерсон в этом сезоне почтил зоны ворота, предложив молодым людям надевать на шеи шелковые шарфы под цвет всего наряда или украшения, напоминающие канаты или тугие веревки.