Следующую весну Бейли видит в вихре ярких красок и небрежных, будто только со спинки стула, образов, увенчанных шляпкой, конечно: именно этот аксессуар стал центром композиции мужского гардероба в видении креативного директора Burberry. Правда, пока то, будут ли мужчины и вправду носить бирюзовые головные уборы, вызывает сомнения, но в случае чего это можно предоставить и девушкам. А в остальном правила составления образа Кристофер установил очень простые: надевайте все, к чему душа лежит, только бы сохранялся флер легкой небрежности и такое впечатление, будто вы впопыхах, проспав ранний рассвет, бежите на пленер писать пейзажи. Кажется, именно в такой ситуации сложились образы вроде грубой рубашки из денима, приталенный вельветовый пиджак и широкие мешковатые брюки. Дополнили это сочетание яркие кроссовки — даже самые артистичные натуры уже сдались на милость спортивной лихорадке — вышеупомянутая шляпа и рюкзак или портфель. Порой образы становились более продуманными по цветам и фактурам: монолитные красные, охровые, бирюзовые или рубиновые выходы посвящались тем молодым людям, которые отдают предпочтение пуризму в цветовых схемах. Порой в создании кардигана или футболки Бейли прибегал к эффекту деграде. Показ сопровождала живая фортепианная музыка — казалось бы, что уж могло бы сделать его арт-вектор еще более явственнее, но креативный директор Burberry с этим справился.