Внушительных размеров белый павильон с лаконичной надписью "Dior" изнутри оказался смесью кукольного домика и высокотехнологичной инженерной конструкции: розовые полы, стены и пуфы разительно контрастировали с балками из металла и белого пластика, но в комплексе выглядели вполне органично. Этот контраст стал своеобразным предвестником настроения коллекции представленные образы были не просто противоречивыми, а порой даже совершенно противоположными друг другу. На подиуме то и дело появлялись прямые или А-образные платья, а вслед за ними публика увидела силуэты в лучших традициях new look узкая талия, хрупкие плечи, широкая донельзя юбка. Монохромные наряды сменялись комбинезонами в почти оп-артовый узор, графичные горизонтальные полосы на юбках чередовались с цветами на женственных платьях, а прозрачный пластик — тысячами вручную нашитых блесток. Противостояние крылось даже между естественным макияжем и изумительными прическами моделей: обычный "конский хвост" на их головах состоял из двух частей, соединенных декоративными кольцами.

Раф Симонс не из тех дизайнеров, что любят апеллировать к прошлому, но в последних коллекциях он позволяет себе и такую шалость. Оглядываясь на символические элементы ушедших эпох, дизайнер придает им футуристичности: кричаще яркие цвета Симонс помещает на изысканные силуэты 50-х, богатую вышивку бисером и камнями на простые структурные мини-платья из 60-х, которые дополняет лаковыми сапогами длиной до середины бедра. К слову, квадратный каблук, характерный для этих годов, дизайнер украсил блестящими кристаллами. 

Возможно, критики заметят, что все это уже было придумано раньше, но Симонс соединяет и переосмысливает культовые наряды разных десятилетий настолько искусно, что оторваться от просмотра новой коллекции совершенно невозможно.