Начиная с организационных моментов и заканчивая общей задумкой коллекции, во время шоу мало что напоминало о прошлом Кристобаля Баленсиаги или о традициях, за последнее время сложившихся в его модном доме. Так, показ перенесли с привычного утреннего времени на поздний вечер, а вместо бывшей локации, раскинувшейся в Парижской обсерватории, шоу проходило в специально сооруженном тенте над пустующим фонтаном напротив дворца Токио. По подиуму, выложенному из прозрачных плит, под которыми заметно клубился пар, уверенно двигались модели, наряды которых сложно назвать элегантными. Не в плане внешнего вида, безусловно, а, скорее, из-за их функциональной стилистики, которая с элегантностью, как известно, плохо совместима.

Между тем объектом экспериментов дизайнера, по его же словам, на этот раз послужил щедрый декор, в равной степени характерный как для роскошных нарядов Кристобаля Баленсиаги, так и для оригинальных моделей предшественника Вэнга Николя Гескьера. Так, аскетичного кроя модели украсили остроконечные бусины, отделка в виде мелких цветов и искусно выложенных микроблесток. Обратил внимание дизайнер и на знаковые для дома трапециевидный и прямоугольный силуэты, которые, правда, переосмыслил с помощью нарядов, более подходящих для современных клубных тусовщиц, чем для благородных баленсиаговских дам. Один из самых запоминающихся образов — лаконичное пальто в пол, накинутое поверх полупрозрачного топа и укороченных шорт, которое дизайнер дополнил эффектными очками в духе "Матрицы". Здесь не последнюю роль сыграла любовь Александра Вэнга к модернизму и монохромной палитре, хотя и они, как мы знаем, не чужды были основателю дома. Вместо роскошных платьев, которые дарил своим девушкам Кристобаль Баленсиага, дизайнер сосредоточил внимание на коктейльном гардеробе с явно выраженной спортивной эстетикой. Это и удлиненные обволакивающие комбинезоны, и укороченные костюмы с прозрачными рукавами, и тонны сетки и функциональных материалов, обязанных недавно прошедшей в Париже велогонке "Тур де Франс", побывать на которой выдался случай и самому дизайнеру. Сгладить несколько жесткую стилистику Вэнг сумел лишь под конец, когда на подиуме появились модели в нарядах пастельного розового оттенка, но и теперь дизайнер не стал отказываться от характерных для него угловатых форм и подчеркнуто ровных линий. И он на это имеет полное право. Можно ли сказать, что Александр Вэнг — дизайнер с явно обозначившейся стилистикой? Можно, наверняка. А вот можно ли назвать его верным продолжателем Кристобаля Баленсиаги? Мнения расходятся, но скорее нет, чем да.