Из сезона в сезон креативный директор Bottega Veneta Томас Майер демонстрирует редкое в наши дни умение делать по-настоящему ценные вещи, вставляя в швы невидимые "косточки" чистой роскоши, как китовый ус в корсетный панцирь. И концерн Kering определенно не прогадал, вложившись в его именную марку и, таким образом, обезопасив себя от внезапной потери бойца: человек, который вокруг вялотекущего кожевенного производства выстроил бренд, занимающий в корпоративной иерархии второе место после Gucci (и перед историческими Yves Saint Laurent и Balenciaga), — он такой один.

 Bottega Veneta

В осенне-зимней коллекции Bottega Veneta дизайнер остался верен собственному своду правил элегантности. Ничего кричащего — ни в объемах, ни в цветах, ни в деталях. "Движение, уверенность и энергия", — очертил Томас Майер тему коллекции, заложив все три характеристики в крой: архитектурная геометрия острых плоскостей вспарывающих массив цвета определяла конструкцию вещей и не предполагала симметрии. Динамику эту поддерживали сочетания глубоких холодных цветов — черного, серо-бежевого, фарфорового белого, антрацитового, карминового, бордо, фиолетового и фисташкового.

Плотный плюшевый мех и креповая шерсть пошли на пальто — мягкие под пояс и прямые с чуть расширенной линией плеча. Сезонный гардероб дизайнер предлагает выстраивать от платья — фирменного боттеговского "футляра" или аккуратного дневного с длинным рукавом и юбкой в пластичных складах. Отвлечься можно только на комплект джемпер + юбка: брюкам в этой коллекции из сорока выходов места не нашлось. Одежду дополняли некрупные сумки на коротких ручках, маленькие строгие клатчи и коробочки Knot, а также туфли на высоком каблуке с завышенным изрезанным задником: острые зубья черной замши на фоне кожи — бледных, как в знаменитом моностихе Валерия Брюсова, ног — вторили угловатому оп-арту.

 Bottega Veneta

Если для писателей эталоном служит краткость и простота слога Эрнеста Хемингуэя, то для фэшн-дизайнеров аналогичную функцию может выполнять майеровский подход к работе над коллекциями Bottega Veneta. Стройные лаконичные фразы чистых линий, никаких деепричастных оборотов утомительной многослойности и сдержанность в прилагательных вместо велеречивого декора. Минимализм как норма жизни, а не модная поза — редкий теперь пример ясности взгляда и аргументированной позиции.