В этот раз речь шла не о сердечках или анималистических мотивах, а о самых настоящих принтах, которым в основной коллекции осень-зима 2014/15 было отведено почетное место. В качестве источника вдохновения дизайнер указал Блумсбери − респектабельный район Лондона, давший название одному из самых влиятельных интеллектуальных сообществ  прошлого века, куда входили, среди прочих, великая писательница Вирджиния Вульф и не менее великий экономист Джон Мейнард Кейнс. К полуночным диспутам "Кружка Блумсбери" отсылала проекция изображения ночного города перед показом. В честь Блумсбери назвали и новую сумку: на смену мягким клатчам из весенне-летней коллекции пришла вместительная Bloomsbury, декорированная акварельными узорами и бархатистым напылением.

Burberry

Взявшись за принты, Кристофер Бейли смиксовал их между собой так, что комплекты на подиуме выглядели органично и вместе с тем замысловато. Будто писанные вручную, небрежные цветы разместились на классических тренчах, куртках и пальто из овчины. Из-под них выглядывали шелковые платья-комбинации и крепдешиновые платья в стиле бохо-шик − однотонные или разрисованные цветочными узорами, словно обои в пыльных литературных клубах. Каждый комплект сопровождается шелковым платком, накинутым на шею и прихваченным тонким поясом на талии.

Burberry

Флористические мотивы сменили графичные узоры, украсившие фирменные юбки-карандаш, удлиненные жакеты, пашмины и, опять-таки, платки. Не удержался Кристофер Бейли и от использования цветного меха с графичными вставками. На десерт, то есть для финального выхода, дизайнер припас пальто-пледы с инициалами моделей, которые в них выходили. К слову, вышагивали они под живое пение Паломы Фейт: все же хорошо, что в некоторых вещах Кристофер Бейли остается верен себе.