Платья-халаты А-силуэта, юбки с асимметричным разрезом от бедра в паре с плоскостного кроя рубашками или жакетами аскетичного кроя... Первые несколько образов могли бы показаться невыразительными, если бы не одна оригинальная деталь. Очки и шарфы, красовавшиеся на головах у женщин и мужчин-моделей, при ближайшем рассмотрении оказались оригинальным "два в одном". Сквозь оправу дизайнер продел шелковые каре, решив таким образом сразу три проблемы — выбора модного аксессуара, защиты головы от теплового удара, а глаз — от солнечных лучей. А это достаточно актуально для таких регионов, как Марокко, Испания и Северная Африка, которым и посвятил свою весенне-летнюю коллекцию Хусейн. В целом, в коллекции было много отсылок к жаркому климату. Например, разрезы на платьях и жакетах, глубокие V-образные вырезы и широкополые шляпы, закрывающие собой как минимум пол-лица. Климатическая специфика упомянутых стран получила свое отображение в графичных принтах с элементами ирригационных систем и размноженным изображением отростков померанца, более известного как горький апельсин. А на платьях трех финальных выходов, и без того украшенных множеством технологически сложных деталей, выделялись изображения закутавшихся в традиционные шелковые накидки марокканских женщин в полный рост.

Не обошлось и без экспериментов с вещами-трансформерами, в которых Хусейн Чалайян, как известно, преуспел. Одними из самых запоминающихся ансамблей стали платья с надетыми поверх кейпами, которые в сброшенном виде становятся частью юбки, купальники со шлейфом, а также многослойные ансамбли, которые как будто под воздействием левитации зависли в воздухе, так и не достигнув точки конечного назначения.